Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
От редактора Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ЭВОЛЮЦИЯ >> ПОД ФЛАГОМ «ВЕСЕЛОГО РОДЖЕРА»

Пиратство как способ зарабатывать себе на жизнь можно считать одной из древнейших профессий

Романтика пиратства прошлых веков, воспетая в искусстве, в том числе и современном, жестко разбивается о сводки новостей о сегодняшнем пиратском промысле. Аденский залив и его полуголые разбойники снова, как ни удивительно в век высоких технологий, стали угрозой для мощных танкеров и судов. Это доказывает, что подобный нелегальный способ наживы до сих пор не потерял своей привлекательности. Способу этому практически столько же лет, сколько и человечеству, ведь пираты существуют с тех незапамятных времен, когда грузы стали перевозить морем. Поэтому на лихих ребят, плававших под «Веселым Роджером», накоплено солидное историческое досье, в котором встречаются весьма интересные и неожиданные факты.

Безусловно, пиратство это не то явление, которое своим существованием украшает славную историю мореходства. Тем не менее были времена, когда ни сами пираты, ни их промысел не вызывали возмущения в обществе. Более того, в древности это занятие считалось достойным уважения.

Как отец родной

В морские разбойники шли люди мужественные, не боявшиеся риска. Плавание на далеко не совершенных судах, когда из навигационных приборов только звездное небо над головой и постоянный риск потерпеть поражение в морской схватке с командой, отчаянно защищавшей свое добро, это, конечно, дело для настоящих мужчин. А потому, к примеру, в эпических поэмах Древней Греции можно встретить множество восторженных рассказов о морских грабежах. Знаменитый поход аргонавтов за Золотым руном не что иное, как настоящая разбойничья экспедиция, но Гомер воспел ее как героический подвиг. Так, Одиссей с гордостью говорит о победах, которые кроме как пиратскими и не назовешь: «...град мы снесли, обитателей всех истребили. Но жен сохранили и всяких сокровищ награбили груды во славу великой Эллады...».

Еще один знаменитый греческий историк Геродот описал деяния главы (тирана) острова Самос Поликрата (VI век до н.э.), которые тоже характеризуют его как жестокого и алчного пирата: «Владея сотней 50-весельных судов и тысячей лучников, он грабил все близлежащие острова и все побережье, не делая никаких различий. Он обложил данью персидских и финикийских купцов — ни один корабль не мог миновать прибрежных вод Самоса, не оставив половины того, что было в его трюмах».

Но вряд ли Поликрата волновала репутация, которой его удостоят потомки. Гораздо важнее для него было уважение соотечественников — для них он стал «отцом родным». И действительно, при его правлении остров процветал: была построена новая гавань, воздвигнут храм Геры, не имевший равных по внутреннему и внешнему убранству, жители острова получали часть от награбленного. И что удивительно, этот жестокий человек, и сам не раз участвовавший в морских набегах, ценил науку и искусство. Все рукописи, вазы, статуи, которые оказывались на разграбленных кораблях, обязательно попадали на его личный досмотр. Он отбирал наиболее ценные — не для себя, а для храма. Еще им был издал приказ не убивать пленных до того момента, пока не выяснится, чем занимается человек. Было строжайше запрещено наносить вред врачам, поэтам, скульпторам. Правда, они становились рабами, тем не менее это позволило острову стать интеллектуальным центром Греции того времени.

Легенды и мифы древнего пиратства

Если верить мифам, то на необитаемых островах до сих пор зарыты несметные пиратские сокровища. Трудно себе представить, сколько сил, времени и средств было потрачено на их поиски. Но на самом деле достоверных сведений о пиратских кладах практически нет, потому что... нет самих кладов! И вот почему. Век морского разбойника был недолог: тяжелый быт, плохая вода и несвежая пища — все это вело к болезням, которые в походных условиях лечить было некогда и некому. Полученные в сражениях раны тоже часто оказывались смертельными, а если случалось попасть в руки властей, то хочешь не хочешь, а приходилось до срока отправляться за сундуком Дейви Джонса (на сленге пиратов — «умереть, быть повешенным»). Поэтому не стоило прятать пиастры на далекое «потом», которого, скорее всего, не будет. К тому же пиратские корабли тоже терпели крушения, а вместе с ними на дно уходили и находившиеся на борту ценности.

Согласно другому мифу, пирата хлебом не корми, а дай взять судно на абордаж. Это тоже преувеличение. Если можно было договориться с капитаном судна о том, чтобы он без боя отдал груз, то предпочитали договариваться. Причем обе стороны. Разбойникам не хотелось лишний раз рисковать головой, ведь противник, свой брат-моряк, тоже воевать на море умел. А капитанам торгового судна тем более не имело смысла вставать в позу, защищая хозяйское добро. Дело в том, что грузы чаще всего были застрахованы. В центрах морской торговли — Генуе и Флоренции с XIII века, а в Англии и Франции с начала XVI века — действовало морское страхование, которым предусматривалось возмещение убытков, понесенных от пиратского «форс-мажора». Поэтому хозяин грузов внакладе не оставался.

Отважные и прекрасные
Есть такая примета: если женщина на корабле — быть беде. Но представительницы слабого пола время от времени проникали в пиратскую среду, как, например, своенравная дочь готского короля Алвильда, не захотевшая стать женой датского принца Альфа. Она собрала команду молодых женщин, переодела их в мужское платье и отправилась с ними в вояж по Северному морю. Девушка завоевала огромное уважение среди морских разбойников. Но принц все-таки сумел покорить сердце Алвильды ее же способом — взяв строптивую невесту в плен.
Пиратку Мэри Рид, отличавшуюся безумной храбростью и такой же жестокостью, опасались больше, чем иного пирата мужского пола. До того как попасть на корабль, эта дама сражалась в кавалерии и всегда выдавала себя за мужчину. Китаянка Чен И Сяо была женой знаменитого пирата Чен И. Когда в 1807 году муж погиб во время тайфуна, пираты избрали ее своим главарем. Она командовала флотилией из 1800 джонок, где общая численность команд доходила до 70 000 человек.

Бытует мнение, что пираты — это пьяницы и драчуны, морские анархисты, не признающие никаких правил и норм поведения. На самом деле дисциплина у пиратов была железная. Первые пиратские дисциплинарные уставы (они назывались «Ямайским наказом») появились на два века раньше, чем уставы для мат­росов торговых кораблей. Если вникнуть в суть, то не всякий джентльмен мог бы следовать этим суровым правилам. Всем знакомая по фильмам и книгам картина: пираты на палубе играют в кости, а по кругу путешествует знаменитая бутылка рома. Да, и еще они поют залихватскую песню про «12 человек на сундук мертвеца». Неправда все, до последнего слова или кадра. Во время плавания строжайше запрещалось пить, играть в азартные игры и заключать пари. Так что все эти атрибуты пиратской жизни, конечно, имели место, но на берегу. Под страхом смертной казни запрещалось приводить на корабль женщин.

Что же касается громогласного пения и ругани, то, как известно, судовые вахты несут круглосуточно. И те, кто дежурил ночью, днем спят. Поэтому любые громкие звуки, исключая стрельбу во время боя, на небольших по размеру пиратских кораблях не приветствовались. А в восемь часов вечера на судне вообще объявлялся общий «отбой», и все, кто не устал за день, должны были выйти на палубу, чтобы не мешать отдыху товарищей. Категорически запрещалось выяснять отношения на борту — все разборки и дуэли оставлялись до того времени, когда судно войдет в гавань. За воровство у товарищей по команде в лучшем случае протаскивали на веревке под килем судна, но легко могли и вздернуть на рее. Слово боцмана, а тем более капитана, считалось законом, который не обсуждался. Когда нового члена пиратской шайки принимали в команду, он на Библии клялся, что будет выполнять все эти правила. А если кто-то их все-таки нарушал, то самым распространенным наказанием было высадить нарушителя дисциплины на необитаемый остров с недельным запасом воды и пищи — а там уже как повезет, возможно, что пройдет мимо судно и спасет бедолагу.

Благородные и справедливые

Как ни странно это звучит в отношении морских разбойников, но в их среде существовало общество «благородных» пиратов, так называемых ликидеров. Оно было основано в конце XIV века на Восточно-Фризских островах в Северном море. В переводе с французского ликидеры — значит «равнодольные».

Надо сказать, что обычно пираты делили добычу так: 10 долей забирал себе капитан как должностное лицо и судовладелец, по полторы доли — боцман и офицеры. Потом «материально поощрялись» особо отличившиеся и получившие ранение в набеге члены команды. А делил награбленное так называемый квартирмейстер, особо уважаемый и избранный командой человек. У ликидеров же вся добыча делилась поровну между всеми членами команды корабля независимо от звания. Но это был не единственный «благородный» принцип ликидеров. Так, если торговый корабль, на который они нападали, не оказывал сопротивления, то его владельцу оставляли восьмую часть груза. Пленных никогда не убивали и не требовали за них выкупа — наоборот, хорошо кормили и при первой возможности освобождали. А если ликидеры брали у береговых жителей материалы для ремонта кораблей или провиант, то долги обязательно возвращали сторицей. Ликидеры не считали себя грабителями, а полагали, что лишь перераспределяют неправедно нажитые богатства.

Очарование демократических принципов ликидеров было так сильно, что в их ряды попадали не только простолюдины, которые не выбирали средств, чтобы заработать хлеб насущный, но и обеспеченные граждане и даже представители местной знати, например, сыновья феодала графа Конрада Ольденбургского. А другой местный владыка — фризский князь Кено тен Брок выдал свою единственную дочь замуж за предводителя ликидеров, легендарного Клауса Штертебеккера.

Этот человек надолго остался в памяти местных жителей. Он завещал собору города Верден огромное состояние, так называемый пасхальный дар, из которого собор должен был выплачивать пособие самым неимущим горожанам. Кончина же этого благородного разбойника была настолько поразительной, что рассказ о ней остался в веках. В результате предательства он оказался схваченным вместе с 80 членами пиратского экипажа. Судьи ему пообещали, что если после того, как ему отрубят голову, он сможет пробежать мимо семи своих товарищей, тоже ожидающих казни, их помилуют. И вот уже обезглавленный предводитель побежал вдоль строя, но когда проходил мимо последнего пирата, какой-то аристократ подставил ему ногу — и он упал. Потрясенные судьи помиловали всех, кто стоял в том смертном строю. Еще одна легенда гласит, что мачты корабля Штертебеккера были выдолблены и затем залиты расплавленным золотом. Богатств, захваченных на его кораблях и на базе ликидеров на острове Гельголанд, хватило не только на то, чтобы полностью покрыть издержки карательной экспедиции и возместить купцам убытки, но и украсить башни церкви Святого Николая в Гамбурге золотой короной.

Философы, писатели, врачи

Конечно, таких морских рыцарей, как ликидеры, было не много. О том, что это за люди — пираты, лучше всего могут рассказать свидетели. Один из них Билл Хоупс, врач с английского судна «Мэри Спарк». Он оказался в плену, в то время как вся команда была перебита или выброшена за борт. Его профессия спасла ему жизнь — на пиратских кораблях очень ценили плотников и врачей. Этим людям запрещалось подвергать себя опасности и принимать участие в боевых действиях, потому что они были необходимы после штурма: требовалось оказать помощь раненым и устранить поломки на судне. В течение месяца Хоупс наблюдал быт, отношения, поведение пиратов в открытом море. Его поразило, насколько тяжела их жизнь. Тесные темные каюты, грязные тюфяки, служащие постелью, валялись прямо на полу, минимум одежды, которая не грела на пронзительном морском ветру. Раненые лежали на открытой палубе, потому что от гниющих ран исходил смрад. Их заливали волны, но никто не искал жалости и сочувствия. В том плавании сгорела часть провианта, оказались поврежденными бочонки с пресной водой. Но ни один член команды не попросил лишнего куска или глотка воды. Люди были молчаливы и мрачны, хотя в трюмах их судна лежали сокровища. Из разговоров членов команды Хоуп понял, что ничего особенного не происходит — так пираты жили все время.

И просто удивительно, что среди них встречались яркие незаурядные личности, прославившиеся не только удачливостью или жестокостью. К примеру, знаменитый французский пират Томас Кавендиш, для которого не было проблемой выкинуть пленников за борт в открытое море, свободное время посвящал науке. Со своим слугой он собирал гербарии, набивал чучела животных, вел научные наблюдения и любил философские диспуты. Он первым нашел и описал несколько видов растений, тогда неизвестных науке. А пират Эксмелин до того, как стать морским разбойником, был врачом. В конце жизни в 1678 году в Голландии он издал книгу «Пираты Америки», которая стала бестселлером.

Сэр Френсис Дрейк — английский адмирал и, пожалуй, самый известный пират и мореплаватель, посвящен королевой Елизаветой в рыцари. Он руководил многими разбойными набегами, совершил кругосветное путешествие. Открыл пролив между Южной Америкой и Антарктидой, который впоследствии был назван его именем. В 1588 году под предводительством Дрейка была разбита «Непобедимая армада» — испанский флот, который собирался напасть на Англию.

Генри Морган начинал свою карьеру простым пиратом, но сумел стать известным полководцем, политиком, закончил свою жизнь на посту вице-губернатора острова Ямайка.

Лариса Кабанова

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.
 
 
 
ЭВОЛЮЦИЯ >> Под флагом «Веселого Роджера»
 






Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья