Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ПРОСТРАНСТВО >> НЕСТАНДАРТНЫЙ ПОДХОД

Что помогает взглянуть на любую ситуацию в новом свете? Посещение выставки современного искусства!

Обновленные помещения фабрики «Красный Октябрь» превратились в выставочную площадку мирового уровня. И все благодаря стараниям молодого искусствоведа, директора и куратора Baibakov Art Projects — одного из самых ярких российских пространств, специализирующихся на современном искусстве, — Марии Байбаковой. Она рассказала о своих взглядах на актуальные тенденции в мировой культуре.

— Мария, расскажите, как художественный вкус родителей повлиял на формирование вашего собственного?
— В детстве мама часто водила меня в Пушкинский музей, Третьяковскую галерею, ЦДХ. Тогда же, в 1990-х годах, мой отец Олег Байбаков начал активно коллекционировать зарубежное искусство и помогать российским художникам, со многими из них он дружит и сейчас. У нас дома немало картин, которые легко себе представить в качестве экспонатов крупных центров актуального искусства. Когда мне было 10 лет, наша семья переехала в Нью-Йорк, где я училась в школе, а затем поступила в университет. Первоначально у меня не было цели заниматься искусствоведением профессионально. Больше увлекала политология. Но образование в Америке построено таким образом, что студент может комбинировать самые разные дисциплины по своему выбору, и в процессе учебы смена профиля вполне возможна. В числе других спецкурсов я выбрала историю искусства. С преподавателями нам повезло: молодые ученые, которые тогда писали свои диссертации, настолько увлекательно читали лекции, что постепенно я стала ловить себя на мысли, что больше всего из предметов, которые я изучаю, меня интересует именно история искусства. Наконец, выбор был окончательно сделан, и я не только окончила университет по этой специальности, но и уехала в Англию писать диссертацию, а летом 2008-го уже выступала куратором выставки современного российского искусства в Лондоне.

— В чем, по вашему, заключается отличие российского современного искусства от европейского и американского?
— Этот вопрос, на мой взгляд, неактуален для искусства XXI века, когда появились сравнительно дешевые и, главное, быстрые способы перемещения по миру, которыми пользуются люди даже скромного достатка. А значит, глядя на работу художника, безошибочно назвать его родину невозможно. Я много работаю ради того, чтобы меня перестали спрашивать, чем российский художник отличается от, к примеру, мексиканского. Думаю, что категорически неверно оценивать мастера через призму его национальной принадлежности или гражданства. В новом тысячелетии во многом благодаря современным технологиям в области ИT мир стал единым информационным и культурным пространством. Даже образование можно получить дистанционно, не говоря уже об изучении искусства. Люди общаются по скайпу и мейлу с коллегами, живущими в разных странах, заходят на форумы профессиональных сообществ, существующих в виртуальном пространстве, изучают интересующие их техники на онлайн-семинарах и при помощи электронных библиотек. А главное, через Интернет можно успешно продвигать свое творчество.

Красный Проект и его автор
«Красный Октябрь» — BAIBAKOV Аrt Рrojects — сравнительно новая арт-площадка, ориентированная на продвижение актуального искусства, расположена на месте шоколадной фабрики «Красный Октябрь». Новый проект современного искусства разместился в пространстве размером в 3000 кв. метров. Для сравнения, выставочные площадки двух крупнейших залов в Манеже и ЦДХ составляют 5400 и 4500 кв. метров соответственно. Директор проекта BAIBAKOV Аrt Рrojects Мария Байбакова — искусствовед, специалист по фандрайзингу — получила образование искусствоведа и куратора на Западе (степень бакалавра в Columbia University в Нью-Йорке и степень магистра в Courtauld Institute of Art в Лондоне), успела попрактиковаться в кураторстве, собирая коллекцию современного искусства для своего отца Олега Байбакова. Сделала выставку молодых русских художников в Лондоне.

— Кого из нынешних художников вы могли бы назвать современным Гогеном?
— Я не считаю Гогена великим художником. Но, перефразируя ваш вопрос, знаковой фигурой в моих глазах является Маурицио Каталан. Думаю, потомки долго будут помнить о нем. Павел Пепперштейн — еще один художник, который, на мой взгляд, войдет в историю. Диана Мачулина — тоже очень яркая творческая индивидуальность. Хотя, как вы понимаете, перечислить людей, которые создают современный культурный контекст, в одном абзаце невозможно.

— Сколько картин художника вам надо увидеть, чтобы не просто вынести свое суждение о его творчестве, но и уверенно назвать его гениальным?
— Для того чтобы определить свое отношение к творчеству художника, мне достаточно посмотреть пять его работ, но я никогда не назову его гениальным. Мне не нравится это слово, оно морально устарело и не имеет никакого отношения к современной жизни и актуальному искусству. Для меня самое важное — может ли художник донести до своей публики мысли, чувства, проблемы, которые его волнуют. Если да, то такой автор мне интересен. Причем, на каком «языке» он выражается, не суть важно. Картина, скульптура, видеоарт или перфоманс — все может стать событием, о котором в будущем напишут книги и даже диссертации.
Современное искусство очень агрессивно, и зачастую художник добивается желаемого эффекта (например, упоминаний в прессе) за счет эпатажа с использованием приемов «ниже пояса» во всех смыслах этого слова.

— Закономерный вопрос: как вы относитесь к использованию сцен жестокости, насилия, обнаженной натуры в творчестве художников, фотографов и других представителей современного искусства?
— Дело в том, что многие люди (и таковых, к сожалению, большинство) практически ничего не знают о современном искусстве, поэтому их суждения о творчестве мастеров, картины которых они видят на выставках, мягко выражаясь, весьма консервативны. Ведь перед тем, как наклеить ярлык «извращенца» на конкретного человека, изображающего мир в достаточно мрачных тонах, желательно вспомнить, что художник — это своего рода зеркало времени, принимающая антенна, которая ретранслирует свои впечатления во внешний мир при помощи произведений искусства. И тогда становится совершенно очевидно, что в обычной жизни все люди сталкиваются с мощным потоком негативной информации. Он выплескивается на нас с экранов телевизоров, информационных лент поисковых систем, делающих рейтинги благодаря новостям о пожарах, цунами и других драматических происшествиях. Приходится признать, что современный мир действительно очень жесток, и те «выплески» деструктивности, которые мы наблюдаем в музеях и галереях, уже не кажутся отвлеченными фантазиями конкретного мастера. И если у художника есть концептуальная идея, воплощение которой невозможно без приемов «ниже пояса», я не считаю, что он должен отказаться от своего проекта из соображений вежливости на бытовом уровне. Ведь выставка современного искусства это не первомайская демонстрация, куда людей заставляли приходить в приказном порядке. Это мероприятие, куда человек приходит из интереса, в большинстве своем после прочтения нескольких рецензий профессиональных арт-критиков или отзывов посетителей. А значит, он изначально морально подготовлен к тому, что его ждет.

— Сейчас многие актеры становятся режиссерами или даже продюсерами. Нет ли у вас желания оказаться по «другую сторону баррикад» и показать свое художественное творчество, если вы сами пишете картины или же самовыражаетесь иначе?
— Мне кажется, что быть куратором и художником одновременно невозможно. Ведь куратор выбирает для выставочных проектов наиболее интересные, оригинальные вещи, а по отношению к своему творчеству человек по определению не может быть беспристрастным. Дистанция необходима для того, чтобы из огромного многообразия творцов выделить самые яркие имена и произведения искусства. Конечно, можно заниматься продвижением своих друзей, родственников или себя любимой, но это уже не имеет отношения к искусствоведению.

— По какому принципу вы выбрали для открытия своего проекта площадку на фабрике «Красный Октябрь»?
— Впервые я побывала на фабрике в мае 2007 года в составе обычной экскурсии. Уже тогда для меня стало очевидным, что это место имеет серьезный потенциал для формирования современной арт-площадки в центре Москвы. Уже давно существует проект переноса крупных фабрик и заводов за пределы города, и до начала девелоперского проекта в зоне «Красного Октября» помещения можно и нужно было оптимально использовать. После встречи с руководством мы в течение года вырабатывали взаимовыгодные условия, после чего появился Baibakov Art Projects.

Концептуальные промзоны

Опыт освоения бывших помещений заводов и других промзон и использования их в качестве арт-площадок успешно практикуется в последние годы во всем мире. Самые знаменитые из них:

  • Лондонская галерея Tate Modern, открытая в 2000 году в здании бывшей электростанции на берегу Темзы, и арт-центр Menier на востоке мегаполиса, в здании бывшей шоколадной фабрики;
  • Французский Центр современного искусства Гренобля (расположен на территории бывшего завода, построенного Жаком Эйфелем);
  • Лейпцигский арт-центр «Шпинерай» (занимает комплекс промышленных зданий хлопкопрядильной фабрики XIX века);
  • Хельсинский культурный центр Cable Factory (в помещении бывшей канатной фабрики);
  • Пекинский Центр современного искусства (территория бывшего военного завода Dashanzi Art District);
  • В Москве в здании бывшей ткацкой фабрики «Красная Роза» открыт Центр дизайна ArtPlay;
  • В помещениях старого пивоваренного завода «Московская Бавария» действует Центр современного искусства «Винзавод»;
  • На фабрике технических бумаг «Октябрь» работает арт-центр Fabrika;
  • В здании бывшего депо недавно заработала крупная арт-площадка «Гараж».
М. Байбакова: «Картина, скульптура, видеоарт или
перфоманс – все может стать событием, о котором в будущем
напишут книги и даже диссертации»

— Для того чтобы заниматься современным искусством, необходимо постоянно держать руку на пульсе. Как вы отслеживаете актуальные тенденции?
— Я занимаюсь любимым делом, у меня нет строгого распорядка посещения определенного количества выставок в месяц. Я много путешествую и в каждой стране, куда приезжаю, стараюсь познакомиться с художниками, у некоторых из них побывать в мастерских, зайти в музеи и галереи. Но это мой привычный рабочий режим. Хотя на какие-то мероприятия я езжу специально. К таким культурным явлениям, бесспорно, относится Биеннале современного искусства в Венеции, которое проводится раз в два года, «АртБазель» и «АртБазель Майами», выставка-ярмарка современного искусства «Фриз» в Лондоне, FIAC в Париже, галерейный уик-энд в Берлине.

— Каково ваше отношение к конкурентам, занимающимся продвижением современного искусства в Москве?
— Поскольку мой проект некоммерческий (то есть я не продаю вещи, которые мы выставляем), ни о какой конкуренции между нашей и другими московскими арт-площадками не может быть и речи. Чем больше людей в России занимается современным искусством, чем чаще люди приходят на выставки своих современников, тем выше их интерес и к нашим проектам, поэтому я всецело приветствую каждое открытие галереи, где публике демонстрируется современное искусство.

— Какие выставки ждут нас в новом году в Baibakov Art Projects? «Красный Октябрь» — временная площадка для вашего проекта. Как вам представляется его будущее?
— Наш проект задумывался как платформа для огромного количества различного рода событий в культурной жизни. Поэтому он продолжит свое существование и после окончания сотрудничества с «Красным Октябрем», в том числе и в виртуальном пространстве.

— Отслеживаете ли вы отзывы о своих выставках в Интернете?
— Скорее меня интересуют суждения близких друзей, мнению которых я доверяю. Но такую «обратную связь» я обычно получаю в личной беседе за чашкой чая или за бокалом вина. В Интернете коллеги своих отзывов не оставляют. В то же время я считаю, что единственная возможность сделать что-то важное, искреннее — это работать, ни на кого не оглядываясь и ни у кого не спрашивая совета.

— Считаете ли вы, что создавать произведения современного искусства могут только люди молодые, или же это под силу и представителям старшего поколения?
— Возраст никак не связан со способностью человека воспринимать и транслировать в мир веяния времени. Встречаются молодые люди, которые в 20 лет очень консервативно настроены и закрыты для всего, что не вписывается в их представления о прекрасном. А есть художники, которые и в 90 лет находятся на пике модных тенденций. Достаточно вспомнить Илью Кабакова. Он родился, по-моему, в 1933 году, однако его взгляды и суждения об искусстве абсолютно соответствуют культурологическому контексту, в котором он живет.

— Какова роль Интернета в вашей жизни?
— Без Глобальной сети сейчас существовать невозможно. У меня в любой точке мира всегда есть как минимум два выхода в Интернет. Везде, где я нахожусь, у меня с собой коммуникатор, который позволяет помимо обычного использования мобильного телефона всегда находиться в онлайне, проверять почту, отвечать на звонки через скайп.

— Ваши пожелания нашим читателям?
— Желаю всем периодически отрываться от рабочего места, от привычной действительности и отправляться за новыми впечатлениями не только на курорты, но и на художественные выставки. Это помогает взглянуть на любую ситуацию в новом свете. А нестандартный подход позволяет добиваться самых серьезных результатов!

Марина Долина

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья