Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ЭВОЛЮЦИЯ >> КРАСНЫЙ ЭФИР

Как русский телеграф готовил военные победы молодой советской республики

В древнем Китае при дворце императора Цинь Ши Хуанди (259 — 210 годы до н.э.) специально для иностранных послов был построен роскошный дворец. Наивные чужеземцы полагали, что таким образом правитель демонстрирует уважение к их державам. На самом же деле здание было оборудовано системой подслушивающих устройств, скрытых в стенах. А спустя тысячу лет великий завоеватель Тамерлан, разгромивший Золотую Орду, утверждал, что в сильном государстве должно быть две армии — явная, которая одерживает победы, и тайная, которая эти победы готовит. Под тайной армией Железный Хромец, как его называли современники, имел в виду разведчиков и осведомителей. Таким образом, с давних времен правители самыми разными способами старались услышать то, что не предназначалось для чужих ушей, и увидеть, что скрывалось от чужих глаз.

Величайшему изобретению начала прошлого века — радио — сразу же нашли применение военные, начав использовать его для получения разведывательных данных. В 1900 году, всего через пять лет после того, как русский ученый-физик Александр Попов публично продемонстрировал возможности беспроводной связи, беспроволочный телеграф стал использоваться на русском флоте. Спустя несколько лет, а именно 7 марта 1904 года, командующий Тихоокеанской эскадрой вице-адмирал Степан Макаров издал приказ № 27, предписывавший перехватывать и расшифровывать радиосообщения, которыми обменивались корабли японской эскадры. Эту дату считают днем рождения русской радиоразведки. Во время русско-японской войны (1904 — 1905 годы) российскими радистами впервые было применено еще одно средство радиовойны — глушение радиосигналов. Японские радисты передавали своим кораблям координаты русской эскадры, которая стояла на внутреннем рейде Порт-Артура, при помощи радиокорректировщиков. Но их сигналы успешно подавляли своими передатчиками русские связисты, поэтому снаряды летели что называется «в никуда», не нанося ущерба российским кораблям. Правда, уже в мае 1905 года японцы взяли реванш, разгромив русскую эскадру у острова Цусима. Это стало возможным во многом благодаря тому, что японский крейсер «Шинано Мару» обнаружил местонахождение русских кораблей и по радио передал их координаты.

Во время первой мировой войны радиоразведку задействовали в сухопутных войсках. Но, к сожалению, ее эффективность впервые в полной мере ощутили на себе именно русские солдаты. В августе 1914 года немецкая армия под командованием генерала Гинденбурга разбила под Варшавой русские войска генерала Самсонова. Танненбергское сражение унесло жизни более 30 000 солдат и офицеров, около 90 000 попало в плен, сам командующий застрелился во время отступления. Это произошло потому, что немецкая разведка завладела шифрами и ключами, с помощью которых осуществлялся обмен секретными данными по управлению российской армией. В результате немцы знали все планы передвижения армии Самсонова и, выбрав наиболее подходящий момент, практически полностью уничтожили ее. Немецкое командование не только контролировало передвижение войск Самсонова, но и управляло ими, навязывая по радио ложные команды. Так, часть армии можно было спасти, выведя ее из окружения. Но германские радисты послали ложное радиосообщение, в котором обговаривались маршрут и время начала отступления. Свежее германское подкрепление встретило измотанные в боях русские войска — а далее цифры говорят сами за себя. Царское правительство сделало правильные выводы из этой трагической истории — в 1916 году в Николаеве была открыта школа радиоперехвата, которая до октябрьских событий успела выпустить более 500 хорошо подготовленных радистов.

Противостояние в эфире

Для России первая мировая война переросла в гражданскую. Военный опыт того времени показал, что давно известная и очевидная истина — уметь держать в тайне информацию о себе и получать ее о противнике — приобрела новое качество. Действовать в этом направлении требовалось в духе времени, используя все те преимущества, которые дает беспроводная связь. Надо сказать, что белогвардейцы, безусловно, имели в этом плане гораздо больше возможностей. В бывшей царской армии были радиотехнические средства, шифры, наконец, грамотные радиоспециалисты и опытные криптографы, которые не приняли новой власти и примкнули к белым. Армии Александра Колчака, Николая Юденича и Антона Деникина поддерживали радиосвязь между собой и с заграницей. Для них поставлялось радиооборудование из Европы и Америки, в 1918 году специально для их радиосообщений был создан новый кодовый ключ объемом 8000 словарных величин. В белой армии существовали подразделения радиоразведки, которые осуществляли перехват сообщений. Содержание «красного радиообщения» не было секретом для белого командования, потому что в советской армии использовались старые коды, известные не только белым, но и полякам, англичанам, немцам. Известно, например, что только 2-й отдел польского Генерального штаба за месяц дешифровал более 4000 секретных телеграмм, подписанных Львом Троцким, Михаилом Тухачевским и Ионой Якиром. Весной 1919 года адмирал Колчак писал русскому посланнику в Греции: «Важным источником информации нам служат перехваченные большевистские радио». Благодаря радиоперехвату белые контролировали операции Красной Армиии на Восточном и Туркестанском фронтах, а англичане сумели занять Баку и другие районы Кавказа.

Естественно, что такая ситуация новую власть не устраивала, но кардинально исправить положение не представлялось возможным: не было опытных радиоспециалистов, не хватало средств на закупку радиооборудования, практически отсутствовала криптографическая служба.

Тем не менее советскими радиоразведчиками и криптоаналитиками были осуществлены довольно успешные и значительные радиоакции. Так, в конце 1917 года удалось расшифровать документы из архива посольства Англии. Стало известно, что английский посол в России Бьюкенен, а также ряд работников посольств нескольких европейских стран и представители американских фирм в России готовили восстание в Москве с целью физического уничтожения руководства страны. А расшифровав переписку румынского военного атташе, удалось раскрыть план генерала Лавра Корнилова, который намеревался сдать немцам Ригу.

Радиоразведка: преимущества очевидны
Радиоразведка, или, как ее еще называют военные специалисты — «информационное оружие», применяется для «добывания сведений о неприятельских станциях, системах их построения и содержании передаваемых сообщений, которые позволяют выявлять планы и замыслы противника, состав и расположение его группировок, устанавливать местонахождение его штабов и командных пунктов, места размещения баз и стратегических объектов...» В качестве преимуществ такого способа получения необходимой информации называются такие факторы, как «отсутствие непосредственного контакта с объектами разведки, непрерывное функционирование в разное время года и суток и при любой погоде, достоверность сведений, поскольку они исходят непосредственно от противника, получение информации в кратчайшие сроки, скрытность произведения разведывательных действий и малоуязвимость для противника». А если удается захватить шифры или ключи к ним, можно не только читать всю проходящую по линиям связи переписку, но и посылать ложные сообщения и приказы, зашифрованные шифром противника, которые воспринимаются как приказы своего командования и безоговорочно исполняются.

Интересным фактом из истории радиоразведки молодой советской республики стала радиоигра, которая велась из форта Александровский на Каспийском море, захваченного советским десантом в конце декабря 1919 года. Белые на протяжении почти полугода не знали, что транзитная радиостанция, через которую передавались сообщения между штабами Деникина и Колчака, находится под контролем. По результатам радиоперехватов была проведена важная операция. В 1919 году в открытом море на крейсере «Президент Крюгер» состоялась встреча военной миссии генерала Деникина во главе с генералом Гришиным-Алмазовым с представителями высших чинов английской армии. После окончания переговоров судно «Лейла», на котором прибыли белогвардейские представители, было захвачено эсминцем «Карл Либкнехт». Генерал застрелился, а сопровождавшие его офицеры и представители английского и французского штабов были взяты в плен. В руки красных попали важные документы — план совместного похода Деникина и Колчака на Москву, договоры о поставке оружия иностранными державами, о месте и сроках его получения и т.д.

Тому же «Карлу Либкнехту» посчастливилось отличиться еще раз. Командиру эсминца было передано расшифрованное радиосообщение о том, что в иранский порт Энзели на крейсерах «Милютин» и «Опыт» предполагается вывезти большое количество серебра. Эсминец вступил в бой с крейсерами и захватил ценный груз — 90 пудов серебра. Тогда же в плен попали два генерала, 77 офицеров, более тысячи рядовых казаков.

Но, несмотря на отдельные успешные эпизоды, возможности радиоразведки в то время серьезно ограничивались малочисленностью личного состава и недостатком технических средств. После окончания гражданской войны радиоразведка в Красной Рабоче-Крестьянской Армии практически перестала осуществляться, но началась серьезная организационная работа по подготовке материально-технической базы и группы специалистов-радистов для возможных действий в эфире в военной обстановке. Так, 5 мая 1921 года постановлением Малого Совнаркома при ВЧК создается специальный отдел, в задачи которого входит «постановка шифровального дела в РСФСР и подготовка кадров необходимых специалистов». Его начальником и одновременно членом коллегии ВЧК по инициативе Феликса Дзержинского назначается Глеб Бокий.

Отпрыск дворянского рода

В переломные моменты истории часто появляются неординарные личности, которым сложно дать однозначную оценку. Глеб Бокий, несомненно, был таким человеком. Возможно, в другое, более спокойное время он мог бы стать блестящим ученым, философом или религиозным деятелем — все задатки для этого у него были. Но времена не выбирают, и отпрыск старинного дворянского рода, ведущего начало от времен Ивана Грозного, в 14 лет ушел в революцию. Двенадцать арестов, год одиночной камеры в тюрьме, ссылка в Восточную Сибирь сделали из него, как в свое время говорили, «пламенного революционера». И если его отец — действительный статский советник Иван Дмитриевич Бокий — стал известен как автор учебника «Основания химии», по которому постигало науку не одно поколение русских гимназистов, то сын снискал известность на другом поприще. По некоторым свидетельствам, Глеба Бокия называли «основной пружиной Октябрьской революции». Известно, что не все члены Военно-революционного комитета были за то, чтобы в октябре 1917 года поднимать вооруженное восстание. В частности, против этого выступили Лев Каменев и Григорий Зиновьев, что в свое время им и «зачлось». Именно секретарь Петербургского комитета партии Бокий убедил «колеблющихся товарищей» в необходимости самых решительных мер. Поэтому вполне естественно, что впоследствии он приложил немало усилий для сохранения и укрепления нового режима — был одним из организаторов в советской России системы ГУЛАГ и куратором Соловецких лагерей особого назначения (СЛОН), где отбывала заключение инакомыслящая интеллигенция, а также задумал знаменитую операцию «Синдикат», целью которой было уничтожение белогвардейского подполья за рубежом и внутри Советского Союза.

Это официальная и хорошо известная сторона деятельности Бокия. Но в его жизни была еще одна грань, о которой до сих пор нет (и исследователи говорят, что вряд ли они когда-либо будут известны широкой общественности) достаточно полных сведений. Она связана с руководством специальным отделом при ВЧК (СПЕКО), который он сам же и создал. Отдел был самым засекреченным в системе разведывательных и контрразведывательных органов СССР и размещался в зданиях на улицах Малая Лубянка и Кузнецкий мост. Под началом Бокия действовала уникальная команда специалистов, которая разрабатывала шифры для ОГПУ, армии, гражданских учреждений и дипломатов. По некоторым свидетельствам, в ней трудился криптограф, который до революции расшифровывал письма Владимира Ленина. Шифровальщики спецотдела разработали «Русский код» — систему почти из ста шифров. При помощи приемников Наркомата связи фиксировались все радиосигналы из Москвы, не совпадавшие с этим кодом. Одно из отделений спецотдела занималось созданием локаторов и пеленгаторов, причем для их производства был построен специальный завод. Кроме того, отдел готовил криптографов и радиоспециалистов самого высокого класса. Эта подготовительная работа, которая велась вплоть до начала второй мировой войны, обеспечила техническую и кадровую базу для осуществления самых сложных операций радиоразведки в военное время. Бокий также был инициатором создания в СССР «Радиопеленгаторной станции № 3» (1927 год), положившей начало советской военно-морской радиоразведке.

Чекист-мистик

Но Бокий был не просто куратором этого отдела. Еще со времен своего подпольного революционного прошлого он овладел различными методами шифровальной работы. Его шифровки не могли прочитать самые опытные криптографы царской охранки, в то время как ему поддавались даже японские шифры.

Тайной за семью печатями была деятельность отдела, связанная с оккультизмом. Есть сведения, по которым Бокий вместе с «группой товарищей» создал московский центр Единого трудового братства (ЕТБ) — мистической организации, призванной «выяснить пути в Шамбалу и установить с ней связь». Если согласиться с поговоркой, что «нет дыма без огня», то можно предположить, что Бокий действительно был членом этой организации, тем более что с юности он увлекался мистическими учениями. В тайное общество также входил Александр Барченко, мистик, автор работ по проблемам телепатии, путешественник, совершивший экспедицию на крайний Север, где занимался поиском следов древних цивилизаций. Еще одна яркая личность из этой мистический компании — Яков Блюмкин, известный тем, что совершил покушение на немецкого посла, что чуть не стало причиной начала войны между Германией и СССР. Под видом дервиша вместе с экспедицией художника Николая Рериха он побывал на Тибете, где пропагандировал идею создания всемирного интернационала различных тайных обществ, которая, кстати, пользовалась большой популярностью в Коминтерне. В СПЕКО также работали лаборатории, где изучались яды и самые разные паранормальные явления, проводилось тестирование колдунов, шаманов, экстрасенсов. По мнению публициста и писателя Еремея Парнова, «Глеб Бокий положил начало парапсихологическим исследованиям в СССР. Дух его витает надо всем ужасным и удивительным, что было открыто, создано в секретных лабораториях НКВД, КГБ, Министерства обороны и что в последние годы вырвалось на свободу, став доступным широкой публике».

Бокий пользовался особым покровительством Иосифа Сталина и находился в его личном подчинении. До определенного времени вождь благосклонно относился к «таинственному чекисту» и закрывал глаза на его мистические увлечения. Но, имея доступ к самым совершенным способам слежения и прослушивания, Бокий был, безусловно, очень опасным человеком. В партийных верхах стали настойчиво муссироваться слухи о том, что у Бокия есть некая «Черная книга», где собран компромат на высшее партийное руководство. И хотя эту книгу никто не видел, отдать ее предложили весьма настойчиво. Вероятно, договориться с многознающим товарищем не удалось, и потому Бокий был приговорен к расстрелу. Благо обвинение напрашивалось само собой: «Шпионаж в пользу Великобритании, создание масонско-шпионской организации, подготовка взрыва Кремля с помощью технических средств, разработанных в спецотделе».

К счастью, история развития молодой советской радиоразведки на этом трагическом эпизоде не закончилась...

Продолжение следует...

Лариса Кабанова

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья