Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ЗВЕЗДА ЭКРАНА >>«КАК Я ЗАБОЛЕЛА КИНО...»

Агнии Дитковските интересны все испытания, которые связаны с преодолением страха

Дебютом юной дочери Татьяны Лютаевой, запомнившейся всем жителям бывшего СССР по нашумевшему фильму «Гардемарины, вперед!» и литовского режиссера Олегаса Дитковскиса, стала картина «Знаки любви». Почти сразу же она снялась в главной роли фильма «ЖARA». Этот проект свел ее с известным актером Алексеем Чадовым. Так появилась одна из самых красивых и гармоничных пар российского кинематографа. К своим 20 годам Агния Дитковските имеет обширную фильмографию (более 10 картин) и уже два года является лицом косметической марки Maybelline New York. Несмотря на огромную занятость, она признается, что успевает учиться, читает серьезную литературу и мечтает пойти на курсы... О чем же мечтает литовская красавица с аристократичной внешностью?

— Расскажите, пожалуйста, о ваших первых впечатлениях о Москве после переезда из Вильнюса?
— Переезд в другую страну это как полет в космос — очень нелегкое испытание. Поначалу все вокруг казалось чужим и странным: огромный город, где люди не улыбаются друг другу, быстро разговаривают и куда-то спешат. Не скрою, было трудно. Особенно потому, что меня настороженно приняли в школе. Но уже месяца через три-четыре я освоилась в Москве и привыкла к ее невероятному темпу.

— Чем же вильнюсский стиль жизни отличается от московского?
— В Литве все иначе. Мой родной Вильнюс — город маленький и очень уютный. В нем много артистической молодежи. Все друг друга знают. В теплое время года часто можно увидеть ребят, сидящих прямо на газонах и поющих песни под гитару, художники там же стоят с мольбертами и рисуют пейзажи. А главное, все спокойны и доброжелательны. Люди там чувствуют себя достаточно расслабленно. То, что в Москве называется «прибалтийской медлительностью», на самом деле всего лишь отсутствие привычки нервничать и напрягаться. Именно поэтому, бывая в родном городе, я быстро восстанавливаю силы.

— Вы родились и выросли в Литве, однако профессионально состоялись в России и здесь же встретили свою вторую половину. Вы считаете себя российской или литовской женщиной?
— Скорее литовской. Российские женщины очень эмоциональны и зачастую агрессивны, в том числе к мужчинам. Литовское воспитание предполагает, что женщина не должна быть многословна, суетлива, и, разумеется, она всегда должна вести себя вежливо и спокойно.

— Существует мнение, что когда девушка взрослеет, она неминуемо начинает конфликтовать со своей матерью, так как между ними рвется пуповина. Произошло ли нечто подобное в ваших отношениях с Татьяной Лютаевой?
— Нет. Мама — моя лучшая подруга. Она знает про меня все, и я про нее знаю все. Наша «пуповина» с годами становится все прочнее.

— Ваш отец остался в Литве. Вы общаетесь?
— Да, конечно. Я считаю, что мне повезло с родителями. Мы дружим и абсолютно доверяем друг другу.

— Когда вы почувствовали, что детство кончилось?
— В 13 лет родители начали оставлять меня одну, когда уезжали на гастроли. Наверное, именно тогда я почувствовала, что сама отвечаю за то, что происходит в моей жизни. Но все люди взрослеют по-разному: кто-то в 20 лет уже имеет двоих детей и содержит семью самостоятельно, а кто-то и в 30 ведет себя, как инфантильный подросток. Я думаю, самое важное в жизни — как можно скорее научиться занимать себя до такой степени, чтобы не оставалось времени на глупости. Хотя это вовсе не означает, что надо лишать себя детства. В детстве должно найтись время, чтобы поиграть в куклы или в футбол, а в юности походить по ночным клубам, чтобы не наверстывать упущенное в старшем возрасте. Это тоже большое искусство.

— От чего в современной действительности вы хотели бы защитить ваших будущих детей?
— От многого. Мир стал жестоким, особенно это чувствуется в отношениях детей между собой. Мой 9-летний брат во втором классе столкнулся с ситуацией, когда его одноклассник силой отбирал у него и других детей деньги на завтраки. Сейчас, конечно, мы перевели его в другую школу, но я наблюдаю за детьми повсюду и вижу, что они стали вести себя грубо и жестко, да и переход к взрослой жизни происходит резко и очень рано.

— Как вы себя ведете, если люди вас обижают?
— Прощаю.

— Помните ли вы свой первый съемочный день?
— Да, конечно, Владимир Мирзоев предложил мне сняться в картине «Знаки любви». Я села перед камерой и поняла, что не чувствую ни малейшего напряжения, не играю, а живу в кадре и... да-да, вы угадали, именно тогда стало очевидно, что я заболела кино.

— Мама не пыталась отговорить вас от поступления на актерский факультет ВГИКа, все-таки эта профессия достаточно тяжелая как физически, так и эмоционально?
— Нет-нет. Мама всегда знала, что совершенно бессмысленно давать советы, на кого учиться, кем работать, с кем жить. И я очень благодарна родителям за предоставленную свободу.

— Вы легко поступили во ВГИК, однако быстро ушли из института. С чем это было связано?
— Я начала активно сниматься, а со стороны однокурсников ,и не только их, постоянно чувствовала хмурое неодобрение, зависть, ревность. Хотя я никому не переходила дорогу. Я сама всегда радуюсь за коллег, если кто-то получает интересную роль. В общем, мне было физически трудно совмещать учебу в вузе и съемки, но самое главное, что постепенно пропало желание появляться во ВГИКе, и тогда я ушла.

— В прессе появились сообщения, что вы планируете продолжить учебу в Школе-студии МХАТ. Это так?
— Нет. Сейчас я занимаюсь индивидуально. У меня великолепный педагог, и я уверена, что смогу много получить на персональных мастер-классах с этим замечательным человеком.

— Какие картины с вашим участием мы увидим в ближайшее время?
— Недавно по телевидению была показана картина «Альпинист», где мы сыграли вместе с Андреем Чадовым и Григорием Антипенко. Режиссер фильма из Украины — Александр Кириенко. Закончены съемки в еще одной картине украинского производства «Отторжение» Володи Лерта. Это артхаусное кино о проблеме сумасшедшего человека, живущего в своем собственном мире. Знаете, есть люди, которые идут по улице и сами с собой разговаривают. Они совершенно иначе видят мир и себя в этом мире, проживают свою жизнь по-своему, странно и интересно, как люди, находящиеся в коме. Но главная мысль картины в том, что из этой параллельной реальности кто-то хочет возвращаться, а кому-то хорошо самому с собой. Сценарий основан на реальных событиях, и мне было интересно размышлять вместе с режиссером на эту небанальную тему. Для первого канала снят фильм с моим участием «Две истории о любви», а также я сыграла в сериале «Воротилы. Быть вместе». Скоро выходит картина «Геймеры» Павла Санаева — это крупнобюджетный фантастический боевик. Еще одна ожидаемая премьера — первый фильм трилогии «Вий. Возвращение», где тесно переплетены приключения и мистика. У меня там очень интересная роль, связанная с серьезными перевоплощениями.

— Вы играете Панночку?
— Не скажу. А то вам смотреть будет неинтересно.

— Многие актрисы говорили, что мистические картины перевернули их жизнь. Вы не боитесь переступать границу между светом и тьмой в своем творчестве?
— Когда я выбрала дело своей жизни, то уже взяла на себя определенную ответственность. Разумеется, у меня есть некоторые табу: например, хотелось бы избежать похоронной тематики. Но в остальном я легко иду на творческие эксперименты. Актеру важно уметь ставить своеобразную защиту от негатива, который может исходить от экранного героя. Я всегда стараюсь провести границу между собой и ролью. Это тоже элемент профессионализма.

— В спектаклях вашего соотечественника Эймунтаса Някрошюса актеры часто испытывают физические страдания во время спектаклей: режиссер ставит актера на глыбу льда босыми ногами, сажает в тесную клетку и т.п. Как вы относитесь к таким жестоким экспериментам?
— Работа в кино подразумевает подобные эксперименты. В театре такие приемы, какие использует Някрошюс, применяют гораздо реже. Но я вполне готова испытывать себя на прочность вместе с командой профессионалов. Например, во время съемок «Вия» таких моментов было предостаточно: когда мы снимали некоторые сцены в Праге, температура на улице была примерно +5, а мне надо было в одной рубашке валяться на мостовой в грязи, которую специально вылили из пожарных машин. Это было очень ... мягко говоря, неприятно. Но в такие минуты действительно открываешь в себе что-то новое. Стресс заставляет организм мобилизоваться. Хотя, пожалуй, некоторые опасные трюки я бы предпочла доверить каскадерам, но это касается лишь прямого риска для жизни.

— Вы — своего рода лицо поколения, вам подражают. Скажите, есть ли какие-то идеи, которые вы не готовы воплощать на экране? Например, сейчас появляется много фильмов, где наша жизнь показана в самых мрачных тонах. Хотелось бы вам принимать участие в таких проектах?
— Работать — это одно, а смотреть — совсем другое. Сниматься у талантливого режиссера я бы согласилась в картине мрачного содержания, но как зритель я такие фильмы игнорирую. Мне лично совсем не хочется чернухи.

— Многие красавицы-актрисы жалуются, что им доверяют исключительно «кукольные» роли, в которых им трудно проявить свой талант в полную силу. Вы не против творческих экспериментов со своей внешностью?
— Разумеется, мне было бы интересно попробовать себя в самых разных амплуа, поэтому я с радостью откликнусь на предложение сняться в картине, где мне позволят перевоплотиться в дурнушку.

— Ваш спутник жизни — известный российский актер Алексей Чадов. Живя вместе, люди учат друг друга чему-то новому. Чему вас научили отношения с Алексеем?
— Он дал мне многое. Ведь мы бесконечно дорожим друг другом. Даже если высказываем какие-то претензии, то это тоже элемент развития наших отношений. Выслушать другого человека, понять его точку зрения, а главное, постараться изменить какие-то свои привычки — очень трудно. Но без этого постоянного диалога между любящими людьми, без поиска компромисса совместная жизнь невозможна. А если говорить о профессиональных качествах, то Алексей — человек невероятно работоспособный и ответственный. Я постоянно учусь у него.

— Между съемками бывают перерывы. Чем вы заполняете паузы между проектами?
— В моей жизни происходит много интересного. Во-первых, у меня есть семья. Она для меня однозначно на первом месте, также я люблю встречаться с подругами. Мой директор Роман Кокорев — человек очень яркий. С ним приятно проводить время: обсуждать книги, новые картины, проекты, где имеет смысл принять участие. Скучно мне никогда не бывает. Я много читаю. В этом плане многое советует мамин учитель Александр Всеволодович Кузнецов, он знает меня с детства, и мы часто общаемся. Он феноменально эрудирован, поэтому его рекомендации для меня бесценны. Как опытный педагог он предлагает мне именно те книги, которые идеально соответствуют моим внутренним потребностям и отвечают на важнейшие вопросы, которые жизнь ставит передо мной в настоящий момент.

— Сегодня популярна идея дополнительного образования при помощи всевозможных курсов. Если бы у вас появилось свободное время, на какие курсы вы бы пошли?
— Меня увлекает психология и гомеопатия. Причем психологией я увлекаюсь давно. Это мне, как актрисе, помогает в работе, а вот гомеопатией меня заинтересовала бабушка по маминой линии. Она уже 20 лет этим занимается.

— Агния, пользуетесь ли вы Интернетом?
— Да, конечно. Благодаря Интернету я узнаю много интересного и полезного. Приятно, что так быстро и легко теперь можно найти любую информацию. Технические возможности провайдеров постоянно растут, и они предоставляют все новые сервисы для своих клиентов. Палитра развлечений стала гораздо шире после появления интернет-телевидения и высокоскоростного Интернета, который позволяет быстро скачивать фильмы и смотреть их дома. Когда я бываю за границей, предпочитаю говорить с друзьями и близкими по Скайпу.

— Просматриваете ли вы в Интернете отзывы критиков и зрителей о ваших работах?
— Раньше я старалась внимательно читать все высказывания о себе в Сети, но потом поняла, что не стоит тратить свою жизнь на то, чтобы мучиться от чужих комплексов. Люди часто вместо того, чтобы описывать свои ощущения от картины, высказываются по поводу моей внешности или комментируют личную жизнь. К сожалению, далеко не всегда делают это корректно. Так что теперь я предпочитаю прислушиваться только к мнению близких людей или хороших знакомых из профессиональной среды. Им я полностью доверяю.

— Ваши пожелания нашим читателям:
— Желаю выйти из депрессивного состояния кризиса с твердой верой, что жизнь прекрасна. Я считаю, что кризис — это очищение, и паниковать очень опасно. Надо активно что-то делать. Причем для многих людей именно во время кризиса открываются новые возможности.

Благодарим пресс-службу Maybelline New York за предоставленные фотографии.

Марина Долина

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья