Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
КИНО >> «Я ПОДЧИНЯЮСЬ С РАДОСТЬЮ…

…потому что быть слабой и беззащитной в настоящее время – огромная роскошь», – считает Марина Могилевская

Марина Могилевская — одна из самых красивых российских актрис — запомнилась зрителям по сериалам «Марш Турецкого», «Московские окна», «Каменская», «Семейные тайны», «Грозовые ворота», «Прорыв», «Русские амазонки» и многим другим. Как ни странно, будто созданная для кинематографа, не Марина выбрала свою профессию, но была выбрана ею. Ведь если бы не его величество Случай, Марина была бы сейчас бухгалтером, а не знаменитой актрисой. Однако окна ее института выходили на двор киностудии, и этого оказалось достаточно, чтобы ее налаженная жизнь круто изменилась.

Марина, расскажите, как вы впервые оказались на съемочной площадке?
О карьере актрисы я даже не помышляла: мои родители никак не связаны со сферой искусства — мама педагог, преподаватель истории и немецкого языка, папа — физик-теоретик. Я хотела сделать маме подарок и поступить в институт международных отношений — по тем времена самый престижный вуз страны. Но «с улицы» туда поступить было невозможно, и, получив «тройку» на первом же экзамене, я решила, что в МГИМО мне учиться не суждено, забрала документы и уехала в Киев (вслед за любимым человеком) учиться на бухгалтера. Мне было 17. Тогда я считала эту профессию идеальной, потому что себя представляла почтенной матерью большого семейства и бухгалтерскими отчетами собиралась заниматься в перерывах между хлопотами по дому. Но все получилось иначе. Под окнами моего института располагалась Киностудия имени Довженко. И однажды ко мне подошла ассистентка режиссера со словами... Да, да, вы угадали — она спросила: «Девочка, хочешь сниматься в кино?» И не подумайте, что я сразу согласилась. Это же был совершенно незнакомый и пугающий меня мир. Чтобы принять правильное решение, я просила совета у папы. Разумеется, он был против «каких-то кинопроб», потому что слова «кино» и «разврат» казались ему синонимами. Но в результате на киностудию мы все-таки пошли... с папой за ручку. Я была уверена, что пробы провалила, но... меня утвердили на главную роль картины «Каменная душа» — основного проекта киностудии Довженко, где снимались украинские звезды первой величины: Степанков, Роговцева, Ступка. И я по-настоящему заболела кино.

Значит, актрисой вы стали без специального образования?
Нет. Театральное образование я получила в Киевском институте театрального искусства имени Карпенко-Карского. И потом много лет служила в Театре русской драмы имени Леси Украинки.

Вы уехали из Киева, прожив там 10 лет. С чем был связан такой крутой вираж — ведь у вас уже была семья, благополучная жизнь, популярность, служба в театре, работа на киевском телевидении — не жалко было все бросать?
От «всего» на том этапе осталось мало. Семейные отношения за 10 лет совместной жизни себя исчерпали, поэтому приглашение вести на канале РТР передачу «Доброе утро, Россия!» подоспело как нельзя кстати.

Много ли времени вам потребовалось, чтобы принять решение сжечь корабли и отправиться в одиночку покорять Москву?
Пара часов. Я погрузила свои вещи в машину и отправилась под проливным дождем с неработающими дворниками в Москву. Утром следующего дня я сонная и взволнованная в прямом эфире вела передачу, гостем которой был сам Михаил Сергеевич Горбачев.

Какое первое впечатление произвела на вас работа телеведущей в этой программе?
Мне многому пришлось учиться. В первую очередь сдерживать свои эмоции, слушать собеседника и стараться маскировать восхищение, если, конечно, я его испытывала по отношению к гостю.

Московский зритель изначально знает вас как киноактрису. Однако в этом сезоне вы появились на сцене в блистательной роли леди Гамильтон в антрепризном спектакле «Леди и адмирал». Затем сыграли еще в двух спектаклях в жанре комедии. Расскажите, пожалуйста, об этих работах.
Этот сезон действительно подарил мне огромную радость: сыграть леди Гамильтон на театральных подмостках мечтает каждая актриса. И когда я узнала о том, что мне выпал такой шанс, была на седьмом небе от счастья. Каждый спектакль играю буквально на «разрыв аорты» и всякий раз стараюсь находить все новые и новые краски для того, чтобы донести тончайшие нюансы этой бессмертной истории любви. Выпустив премьеру спектакля «Леди и адмирал», я захотела немного переключиться с серьезных драматических переживаний на более легкий жанр — и вскоре мне предложили роль в лирической комедии «На двоих». Сейчас я с большим удовольствием репетирую в этой новой постановке. И параллельно играю во французской комедии «Моя большая зебра».

Многие артисты жалуются, что работа в сериалах не приносит им удовлетворения, однако они вынуждены сниматься в «мыле» лишь из-за денег. Как вы относитесь к сериалам?
Я считаю, что есть кино хорошее, а есть плохое, к тому же, по-моему, с каждым годом российские сериалы становятся все более качественными. Ведь само по себе слово «сериал» ничего не значит. Важно, кто снимает картину и какую идею режиссер хочет донести до зрителя. Мне в телевизионных проектах работать всегда интересно. Благо, я имею возможность выбирать роли. В одном из трех сериалов — «Жестокий бизнес» — первый раз в жизни я играю молодую бабушку, причем совершенно этого не стесняюсь. Ведь появление внуков для женщины связано с совершенно особенными чувствами и переживаниями. И мне интересно их передавать. «Жестокий бизнес» появится на экране в этом телевизионном сезоне. В продолжении телепроекта «Платина» я играю женщину средних лет, у которой роман с молодым офицером — юношей, на 15 лет ее моложе. Я никогда не сталкивалась с такой ситуацией ни в жизни, ни в кино, поэтому с огромным любопытством пытаюсь освоить эти отношения на экране. В третьем сериале, название которого пока раскрывать не хочу, я играю «первую красавицу на селе» — воплощение характера русской женщины в лучшем понимании этого слова. Мне всегда интересны роли далекие от меня самой как от личности.

Сейчас вы ездите на шикарной машине и ремонтируете новую двухкомнатную квартиру. Однако наверняка в вашей жизни были и тяжелые времена. Какова минимальная сумма, на которую вам приходилось жить когда-либо?
С финансовой точки зрения самым тяжелым был период, когда я в середине 1990-х годов жила только на зарплату театральной актрисы. Вот тогда вопрос, могу ли я себе позволить курицу на ужин, был очень актуальным.

На что вам в первую очередь не жалко денег?
Мне вообще их не жалко. Деньги — для того, чтобы их тратить. На черный день, честно признаюсь, не коплю. Если есть возможность, никогда не отказываю себе в удовольствиях.

Смогли бы вы быть счастливой, не имея привычного финансового достатка?
Это было бы неприятно, но, по-моему, счастье и финансовое благополучие — вещи не строго взаимосвязанные. Счастье — когда живы и здоровы близкие люди, когда рядом есть надежные друзья, на которых можно положиться в трудную минуту, когда есть любимое дело, которым приятно заниматься день ото дня.

Вы очень тепло отзываетесь о бывших мужьях и даже рассказываете в интервью, что дружите с ними. Это психологически не тяжело?
Я очень дорожу людьми, с которыми я прожила какой-то отрезок своей жизни. И действительно стараюсь поддерживать с ними теплые дружеские отношения. Конечно, я тяжело переживала острый период расставания с дорогими мне мужчинами, но с каждым из них, слава богу, мы расходились цивилизованно и без взаимных упреков и неприятных сцен. Поэтому спустя какое-то время без труда восстанавливали человеческие отношения. И для меня это ценно.

Ваш бывший муж Александр Акопов помог вам снять дебютную картину, в которой вы выступили как сценарист фильма «Когда ее совсем не ждешь». С момента вашего успешного дебюта в амплуа сценариста прошло немало времени, а вы все никак не повторяете этот удачный опыт. Почему?
Да, несколько лет назад я действительно написала сценарий, совершенно не рассчитывая на то, что когда-нибудь он воплотится в кино. Но, как ни странно, он понравился сначала Саше (Акопову. — Прим. ред.), а затем и Валерию Тодоровскому, который стал продюсером этой картины. От этого опыта у меня остались самые приятные воспоминания. Ведь в отличие от артистов сценаристы практически вольные птицы. Эдакие сами себе режиссеры. И мне было приятно наслаждаться свободой, и, конечно же, исполнять одну из главных ролей.

Сейчас стоять в сторонке и ждать, пока тебя пригласят — немодно. Зачастую актеры сами приходят к режиссеру и предлагают свою кандидатуру на ту или иную роль. Получали ли вы таким образом когда-нибудь какие-то знаковые роли?
Увы, я никогда этого не делала и сейчас очень жалею, что когда готовился один из проектов по Достоевскому, я не нашла в себе душевных сил попросить режиссера «подумать о моей кандидатуре». Потому что мне кажется, что в этой несыгранной роли я была бы убедительна.

Многие актеры в периоды творческого затишья открывают собственное дело. Вы не собираетесь заняться бизнесом?
Я пока не ощущаю творческого затишья! Но не оставляю надежды, что когда-нибудь у меня все-таки появится собственное дизайн-бюро. Однако пока я слишком занята для того, чтобы заниматься его организацией на практике. Да и момент, связанный с серьезными материальными вложениями на старте, меня смущает. Все-таки так приятно заниматься творчеством, оставляя материальную сторону вопроса за кадром.

Известно, что вы освоили гончарный круг. Как и почему это произошло?
Я открыла для себя это занятие совершенно неожиданно. И поняла, что для успокоения и накопления сил гончарный круг — настоящая находка. Это своего рода медитация. Ведь помимо того, что ты работаешь с глиной, которая великолепно тебя чувствует, еще даешь полет творческой фантазии и создаешь вещи, которые потом с удовольствием даришь друзьям. Правда, сейчас из-за моей загруженности в театре и кино к гончарному кругу я подхожу реже, чем хотелось бы. Но для меня это настоящая отдушина.

Марина, а вы предпочитаете планировать свою жизнь или же плыть по течению?
Я давно поняла, что загадывать будущее бессмысленно. Ведь всегда находится что-то неучтенное, то, что переворачивает все планы. Так что я стараюсь жить сегодняшним днем. Причем в каждом дне я стараюсь находить положительные эмоции.

Однако это очень трудно!
Все познается в сравнении. После того, как по вине врачей я оказалась на грани жизни и смерти, на какие-то неурядицы в быту я стала смотреть с улыбкой, хотя прежде они бы выводили меня из себя. Засыпая от наркоза, я была уверена, что если выживу, нервная система у меня будет просто непробиваемая.

И что же?
Первое время я действительно сдерживала эмоции и приучила себя не волноваться по мелочам. А сейчас иногда чувствую, что переживаю на пустом месте, но... ничего поделать не могу.

Вы производите впечатление яркой и самодостаточной личности. А умеете ли вы подчиняться?
Смотря по обстоятельствам. В личных отношениях заниматься армрестлингом с любимым человеком просто глупо. Тем более быть слабой и беззащитной в настоящее время — огромная роскошь. Поэтому, если человек берет на себя ответственность и хочет обо мне заботиться, я подчиняюсь с плохо скрываемым удовольствием. Но в действительности уже привыкла справляться сама со своими проблемами и чувствую себя достаточно уверенно, чтобы сказать: «Я не пропаду».

Вы производите впечатление без преувеличения царственной кинодивы. При этом очень трудно себе представить, что вас может увлекать повседневная суета. Быт входит в ваши интересы или же домашнее хозяйство вас не волнует?
Что вы! Я обожаю готовить, наводить порядок в доме, стирать. Мне это не только не в тягость, но в радость. Ведь я давно поняла, что сбрасывать нервное напряжение помогает физический труд — он же «отдых по хозяйству»! Я очень люблю приглашать домой большие компании гостей, накрывать стол. Мне это приятно.

Как вы относитесь к собственной популярности?
На мой взгляд, любой артист, который вздыхает по поводу того, как поклонники ему досаждают, немного лукавит. Быть популярной мне очень приятно. Хотя иногда совсем не хочется быть узнанной. Известность обязывает. Я всегда держу в голове, что в любой момент ко мне могут подойти и попросить сфотографироваться на память. Так что я стараюсь выглядеть во всеоружии, даже когда выхожу из дома всего на пять минут.

Вы постоянно находитесь в движении — дом, работа, гастроли, съемки. Как вам удается все успевать? Ведь помимо огромного количества времени, которое вы проводите на съемочной площадке и на репетициях, успеваете давать достаточно много интервью.
Переезды и перелеты действительно занимают много времени, но я легко общаюсь с коллегами и журналистами при помощи Интернета. Благо сейчас существует возможность проверить почту, где бы ты ни находился, поэтому я всегда могу оперативно отреагировать на просьбу издания дать интервью или подкорректировать текст.

Ваши поклонники создали сайт, где размещают информацию о вашей жизни и творчестве. Вы хотя бы изредка просматриваете, что о вас там пишут?
Да. Достаточно часто. Это очень интересное занятие.

Что вы испытываете, если встречаете критические отзывы о своих театральных или киноработах?
Интернет дает неограниченную возможность получить обратную связь от людей, которых в жизни никогда не встретишь и не сможешь их выслушать. Если человек объясняет свою точку зрения — что конкретно ему не понравилось — я анализирую эту информацию. Если же просто пишет оскорбительные вещи — пожимаю плечами. Зачем же обижаться на человека, который захлебывается собственной злостью на весь мир и на меня, в частности. Его надо пожалеть. В то же время иногда бывает плохое настроение, и я захожу на этот сайт и читаю теплые слова в свой адрес, которые многие зрители оставляют на соответствующей страничке, настроение сразу поднимается. И это здорово!

Марина Долина

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья