Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ЭВОЛЮЦИЯ >> ТЕЛЕШОУ НАЧИНАЕТСЯ!

В Америке изобретателем телевизора считают русского эмигранта, ученого-физика Владимира Зворыкина

Ежедневно у голубых экранов жители США проводят в среднем 271 минуту. Больше времени они тратят только на сон и на добывание хлеба насущного. Вероятно, поэтому более половины из тех, кто принял участие в опросе крупнейшей телекомпании NBC Universal, оказались, как говорится, в курсе, когда им был задан вопрос: «Кто придумал телевизор?» Они отвечали, что это был какой-то русский.

Владимир Козьмич Зворыкин родился в Муроме 30 июля 1889 года в купеческой семье богатого хлеботорговца и владельца пароходов. Но его отец образование и просвещенность почитал не меньше, чем умение наживать деньги.

Вестерн по-белогвардейски

Молодые годы нашего соотечественника вполне могли бы стать сюжетом для вестерна — так много в них неожиданных поворотов и опасных ситуаций, риска и везения. Два брата Козьмы Алексеевича были учеными. Умерший в 30 лет Николай был уже магистром математики и физики. А Константин, автор фундаментальных трудов по теории резания металлов и технологии машиностроения, стал профессором Киевского политехнического института. Поэтому Зворыкин-старший не препятствовал увлечению сына физикой и после гимназии отправил его учиться в Петербургский технологический институт. Там Владимир встретился со знаменитым профессором Борисом Розингом, автором работ по электронной передаче изображения на расстояние. Перспективы нового вида связи ошеломили и захватили Зворыкина, и с 1910 года он стал помогать Розингу в экспериментальной работе. После окончания института отец спонсировал его стажировку в одной из лучших европейских лабораторий. Почти год прошел в Коллеж де Франс в аспирантуре у знаменитого французского физика Поля Ланжевена. Затем Зворыкин поехал в Германию, чтобы прослушать курс теоретической физики в Шарлоттенбургском институте. Но началась Первая мировая война, и он возвратился в Россию. Его сразу же мобилизовали в действующую армию, где он руководил радиостанцией. В 1916 году его отправляют в командировку в США для закупки радиооборудования. Во время его отсутствия началась Февральская революция. У Зворыкина была возможность остаться в Штатах, но вопреки здравому смыслу он вернулся в Россию и разделил судьбу многих русских интеллигентов, которые в полной мере ощутили отношение к себе новой власти. Начать хотя бы с того, что как царский офицер Зворыкин предстал перед ревтрибуналом за то, что «издевался над рядовым, заставляя его долго говорить цифры в дырочку». К счастью, суд сумел понять, что «дырочкой» был микрофон, а Зворыкин использовал солдата для проведения опыта радиопередачи. В другой раз он чудом спасся, когда ЧК арестовала поголовно всех офицеров полка, где он служил. Тогда ему пришлось выпрыгнуть из идущего поезда. Еще раз жизнь будущему изобретателю спас знакомый милиционер, который случайно узнал, что Зворыкин внесен в списки белых офицеров, подлежащих расстрелу. Он бежал в Екатеринбург, но и там было очень неспокойно: только что была расстреляна царская семья, к городу приближались белочехи. Зворыкина снова арестовали, но ему удалось бежать, теперь уже прямо из тюремной камеры. Он добрался до Омска, где примкнул к армии Колчака. Последовала вторая поездка в США — Сибирское правительство командировало его для закупки продовольствия. Зворыкин мог бы переждать «смутные времена» на чужбине, но чувство долга не позволило ему воспользоваться благоприятной ситуацией, и в январе 1919 года он возвращается в страну. Почти сразу же следует новая командировка. На этот раз Зворыкин остается в Штатах — правительство Колчака пало, стало ясно, что Советы в России — это надолго. Впоследствии ученый писал: «Я уехал, потому что понял — ожидать возвращения к нормальным условиям, в частности для исследовательской работы, в ближайшем будущем не приходится... Я не хотел участвовать в гражданской войне, мечтал работать в лаборатории, чтобы реализовать свои идеи. В конце концов я пришел к выводу, что нужно уезжать в другую страну, и такой страной мне представлялась Америка».

Первый среди равных

Таким образом, можно сказать, что российскому периоду жизни ученого, учитывая то, что он стал американцем, настал хэппи энд. Шел 1919 год, Зворыкину было почти 30 лет. Он оказался в чужой стране без денег, без научного имени и даже без приличного английского языка. Неожиданно пригодилось такое опасное на родине белогвардейское прошлое. Найти работу Зворыкину помог русский посол в США Борис Бахметьев, с которым он был знаком со времени своей первой колчаковской командировки. По протекции Бахметьева Зворыкина пригласили в исследовательскую лабораторию фирмы «Вестингауз» в Питтсбурге, где проводились исследования в области радиоэлектроники и электронного телевещания.

Наверное, однозначно назвать имя человека, который изобрел телевизор так же невозможно, как указать на изобретателя колеса. Скорее, как говорит американский ученый-пропагандист Альберт Эйбрамсон, можно говорить «о взаимодействии сотен ученых в их движении к общей цели, причем каждый двигался своим путем».

В лаборатории фирмы «Вестингауз» изучали передачу изображения электронным способом, который впоследствии оказался самым совершенным. И здесь Зворыкин пришелся, что называется, ко двору, так как был знаком с этой темой со времени работы в лаборатории Розинга в России. Еще в 1911 году Розинг пытался запатентовать электронно-лучевую трубку в качестве приемника. Он даже провел публичную демонстрацию прибора, за что был награжден Золотой медалью Российского технического общества. Но преодолеть бюрократическую волокиту, неизбежную при получении патента, ученый не смог и патент не получил. Недостаток трубки Розинга состоял в том, что при развертке передаваемого изображения свет воздействовал на светочувствительный слой буквально миллионные доли секунды. Возбуждаемый при этом заряд оказывался ничтожно малым, а усилить его до величины, необходимой для передачи изображения, было очень сложно. Зворыкин сумел многократно увеличить мощность передающей изображение электронной трубки, которую назвал иконоскоп. Он добавил в нее пластинку, покрытую слоем фотоэлектрического материала. В результате свет от изображенного предмета вызывал электронные излучения различной интенсивности, зависящие от яркости объекта. Таким образом, система Зворыкина позволяла передавать телевизионное изображение чисто электронным путем, используя развертку изображения электронным лучом. При этом оно становилось гораздо четче. Это было существенным преимуществом зворыкинской системы, но он никогда не забывал упоминать о том, что сама идея принадлежала Розингу.

Как любая коммерческая организация, фирма «Вестингауз» хотела получать прибыль. Для этого нужно было от лабораторных опытов переходить к широкой практике, другими словами — налаживать систему телевещания и начинать делать аппаратуру массового применения, то есть телевизоры. Руководство компании все больше склонялось к применению электромеханической системы передачи изображения («диск Нипкова»), потому что на изобретение электронной системы передачи нужно было получить патент. А это было очень непросто — конкуренты не дремали, шла ожесточенная борьба за право называться первым. В США над созданием электронных систем успешно работали Файло Фарнуорт, Джон Бэйрд, Эдвин Армстронг. Во Франции значительных успехов добился Пьер Шевалье, в Германии — Манфред фон Арденне, в Японии — Кенджиро Такаянаги. В мире капитала деньги на ветер бросать не принято, поэтому компания «Вестингауз» в 1924 году отказала теперь уже доктору физико-технических наук Питтсбургского университета Зворыкину в финансировании работ, связанных с телевидением. В итоге патентную схватку он все-таки выиграл, но произошло это только через 15 лет — в 1938 году. И все эти годы шла работа по совершенствованию электронной передающей и воспринимающей сигнал аппаратуры. Но велась она уже в стенах куда более могущественной корпорации, которая была детищем еще одного выходца из России — Давида Сарнова.

Барон технологий

Именно так называли Сарнова в научных кругах Америки. В то время это была выдающаяся личность. А еще его называли великим американцем, легендой Америки — и он действительно заслуживал этих громких эпитетов. В 20-е годы прошлого века он создал американское радиовещание и индустрию звукозаписи, а затем возглавил гигантскую Американскую радиокорпорацию (Radio Corporation of America — RCA). Но ему вряд ли удалось подняться на этот радио-Олимп, если бы не поистине феноменальное везение, которое, безусловно, было подкреплено и талантом ученого-физика, и дальновидностью коммерсанта. В детстве он эмигрировал вместе с родителями в Америку из еврейского местечка Узляны под Минском. Трущобы Нью-Йорка стали жизненной школой, которая научила его главному — никогда не упускать свой шанс. В 15 лет Сарнов начал работать в радиотелеграфной компании «Маркони-Америка» рассыльным и скоро понял, что это буквально золотое дно. Специалистов в области радио было еще очень мало, он начал упорно учиться, и фортуна не замедлила проявить к нему благосклонность. В ночь на 14 апреля 1912 года потерпел крушение легендарный «Титаник». По приказу президента Уильяма Тафта прекратили работу все радиостанции Восточного побережья США. Короткие три минуты тишины, которые существуют на флоте для того, чтобы услышать сигнал терпящих бедствие судов, растянулись на долгие 72 часа. Единственным оператором, который все это время находился на связи с «Титаником», был Сарнов. Через него координировались спасательные работы, уточнялись списки погибших. За эти три дня Сарнов стал национальным героем. Естественно, что после этого продвижение по карьерной лестнице в компании ему было обеспечено. Вторично Сарнов приковал к себе внимание всей Америки в 1916 году. Он раньше других понял, что радиовещание будет бесперебойно спонсироваться, если в этом заинтересовать политиков. И снова дело решил его величество случай. На президентских выборах 1916 года действующий президент Вудро Вильсон и кандидат в президенты Чарльз Юз набрали практически одинаковое число голосов. Оставалось выяснить результаты голосования в двух штатах, которые традиционно поддерживали республиканцев. Но многие газеты поспешили опубликовать сообщения о победе Юза. Это грозило Америке большими неприятностями. В то время в Европе шла мировая война, и Юз настаивал на немедленном вступлении Штатов в военные действия, в то время как Вильсон был сторонником нейтралитета. Когда же стало ясно, что с минимальным перевесом победил Вильсон, возникла необходимость как-то успокоить людей. По предложению Сарнова была экстренно создана сеть из 20 мощных радиотелефонных станций, связанных телефонными линиями. И вся Америка несколько часов подряд слушала короткое сообщение: «Всем! Всем! Всем! Войны не будет, победил Вильсон!». Это была первая в мире передача политического характера. Почти сразу появились и деньги. В 1919 году специально для создания системы радиовещания в США была образована Американская радиокорпорация. Учредителями стали знаменитые компании «Дженерал электрик», «Вестингауз», «Маркони-Америка», а Сарнов был назначен ее коммерческим руководителем. К 1924 году — очередным президентским выборам — в США была создана первая в мире национальная радиовещательная система. Теперь слушать радио могло практически все население Америки. Следующим подарком, который Сарнов намеревался преподнести своим соотечественникам, было телевидение.

За все нужно платить!

Правда, сначала он считал, что телевидение должно только иллюстрировать радиопередачи: в дополнение к звуковой информации на экране, по его мнению, на экране должно было появляться соответствующее изображение. Он говорил, что «коммерческое применение возможно только для системы телевидения высокого качества». Встреча со Зворыкиным убедила его, что такая система существует. Сарнов часто вспоминал одну из первых бесед со Зворыкиным. Тогда скромный изобретатель, видимо учитывая Великую депрессию, в которой пребывала Америка, попросил всего $100 тыс. на строительство действующей установки электронного телевидения. Но затраты на нее оказались куда больше. «Как он надул нас тогда, — с юмором сокрушался впоследствии Сарнов. — Мы потратили 50 миллионов, прежде чем вернули обратно хотя бы цент!» Зворыкин занял пост директора электронной исследовательской лаборатории фирмы RCA. На крыше самого высокого тогда в Нью-Йорке небоскреба «Эмпайр стэйт билдинг» была установлена антенна экспериментальной телевизионной электронной системы «Иконоскоп» и с 30 октября 1931 года начались пробные передачи. В 1933 году установка была усовершенствована: трансляция пошла с разложением в 240 строк, а с 1934 года — с разложением в 343 строки.

Опыты были настолько успешными, что в 1936 году в Нью-Йорке — правда, счастливчиков было всего несколько десятков человек — смогли посмотреть церемонию открытия Олимпиады в Берлине. А в апреле 1939 года на Всемирной выставке в Нью-Йорке Сарнов официально объявил о создании в США действующей системы телевизионного вещания. Репортаж компании NBC об открытии выставки положил начало ежедневным телепередачам. Наконец для компании RCA пришло время получать доходы: ее заводы начали выпускать бытовые телевизоры. Это были громоздкие ящики с очень маленьким экраном — три на четыре сантиметра.

Но цены на них были по тем временам огромные — около $400, тогда как средняя зарплата американского рабочего составляла $40. Позволить себе эту новинку техники могли единицы и поэтому, как шутил тот же Сарнов, до Второй мировой войны «телевизоров в мире было меньше, чем скрипок Страдивари». Но время все расставило на свои места. Для сравнения, только в первом квартале 2008 года в мире уже было продано 46,1 млн телевизоров, а скрипок Страдивари как было, так и осталось — около пятисот.

Нет пророка в своем отечестве

Что же касается Зворыкина, то после завершения основных работ он потерял интерес к телевизионной теме и переключился на исследования в области электронной микроскопии, которые впоследствии нашли применение в медицине. Надо сказать, что его изобретения широко использовались в России. Ни в коей мере не умаляя заслуг советских ученых, того же Бориса Грабовского, который еще в 1928 году в Ташкенте продемонстрировал действующую, полностью электронную, систему телевидения, нужно все-таки отметить, что, например, Московский телецентр был полностью оснащен американской аппаратурой, созданной Зворыкиным и купленной у корпорации RCA. В 1936 году был заключен многомиллионный (в долларах) договор между Правительством СССР и корпорацией RCA о сотрудничестве в строительстве и оснащении нескольких телецентров и радиозаводов. Этот договор был подготовлен двумя визитами в СССР технического руководителя RCA Зворыкина в 1933-м и 1934 годах. Но, несмотря на это, в Советской России его имя было известно разве что в научных кругах. Хотя в Америке высоко ценили заслуги ученого. Он был членом многих американских академий, научных обществ и профессиональных групп. Его имя было занесено на доску в американской Национальной галерее славы изобретателей. Он удостоен многочисленных наград, в числе которых Национальная медаль науки США, президентский диплом Почета, премия пионера Американской ассоциации промышленников, орден Почетного легиона Франции и т.д. Объясняется это тем, что Зворыкин во время Второй мировой войны много и плодотворно работал в области военной радиотехники: он создал первую управляемую по радио авиабомбу, на которой был установлен иконоскоп, транслирующий картинку оператору, приборы ночного видения, бортовые устройства для наведения на цель бомб и ракет, системы для радиолокации и т.д. Поэтому не удивительно, что к создателю военной техники, конкурирующей с советским вооружением, особой симпатии ни военная элита, ни правительство не испытывали. Поэтому имя Зворыкина не упоминалось даже в Большой советской энциклопедии. Но в последнее время в российском обществе отмечается большой интерес к деятелям науки, культуры, искусства, которые по разным причинам были вынуждены покинуть родину. 31 мая в Москве завершился XVII Международный кинофорум «Золотой витязь». Премию «Серебряный витязь» «За второй лучший фильм» в категории документального кино получил фильм «Владимир Зворыкин. Русский подарок Америке» (режиссер Ирина Голубева, Россия).

P. S. Трудно себе представить, что человечество добровольно откажется от малейшего блага, дарованного прогрессом. Видимо, только у самих создателей иногда хватает мужества заглянуть правде в глаза и дать истинную оценку тому, как используются их изобретения. «Я в ужасе от пошлости и насилия, которые пришли в наши дома вместе с голубым экраном. Это заставляет меня думать: а стоило ли ради этого создавать телевидение?..» Такие слова прозвучали в последнем официальном выступлении Зворыкина в 1954 году, когда он уходил в отставку. Прошло более полувека. И столько еще воды утекло...

Лариса Кабанова

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья