Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ЭВОЛЮЦИЯ >> О ЧЕМ ШЕПЧУТ БОГИ

Развитие звукозаписывающих устройств берет свое начало с древнейшего искусства чревовещания

Уже в древнем Китае при императорском дворе с особым почтением относились к людям, которые умели подражать различным звукам природы. При помощи специальных приспособлений и собственного голоса они могли воспроизвести шум летней грозы, пение птиц, рокот морских волн, грохот камнепада и многое другое. О них говорили, что в их уши шепчут сами боги. В наше время, образно говоря, в ухо каждого тинейджера из наушников плеера шепчет персональный бог. Правда, для того чтобы «богов» хватило на всех, многим талантливым людям пришлось немало поработать.

Давно известно, что звуки оказывают на психику человека огромное влияние. Этой особенностью аудиальной (звуковой) информации пользовались в самых разных целях. Например, легко представить себе реакцию древних людей, не отягощенных научными знаниями, если вдруг начинали «разговаривать» священные камни или статуи в храмах. А такое случалось — и нередко. До сих пор существует древнее искусство, которое называется вентрология. По сути дела — это чревовещание или умение разговаривать, не шевеля губами.

Памятник мистификаторам

В древности считали, что чревовещатели одержимы демонами, которые селятся в чреве человека (отсюда и название — чревовещание), и способны говорить вещие слова. Но служители религий и маги всех мастей не чурались этого искусства. В средневековой книге неизвестного, но здравомыслящего автора рассказывается о многих таких чудесах. «Громовые удары, раздававшиеся иногда в подземных храмах Египта, говорящая голова на острове Лесбос, к которой стекались для гадания массы народа, и, наконец, звенящая сама по себе статуя Мемнона — все это жрецы проделывали с помощью чревовещания». Правда, обмануть удавалось не всех — находились дотошные люди, разоблачавшие тайны жрецов. Одним из них был афинянин Эврикл, заслуги которого высоко оценены: его имя упоминает даже «Британская энциклопедия». Узнав, что в Дельфах у верховного жреца Мегамона есть статуэтка, говорящая человеческим голосом, Эврикл отправился в храм, где убедился, что она в присутствии многочисленных зрителей действительно отвечала на вопросы Мегамона. Но Эврикл был человеком наблюдательным и заметил, что перед каждым ответом статуэтки верховный жрец глубоко вдыхал в себя воздух. Он понял, что на вопросы отвечает сам жрец. После долгих тренировок Эврикл и сам не только научился говорить, не шевеля губами, но и воспроизводить различные тембры голоса и голоса животных. За его искусство ему поставили памятник в Афинах в театре Бахуса, рядом со статуей великого создателя трагедий Эсхила.

В более поздние времена, особенно в XVI и XVII веках, чревовещание шло рука об руку с суевериями, но памятником мистификаторам тогда чаще всего становился костер Святой инквизиции. В конце XVIII века чревовещание трансформировалось в жанр циркового искусства. А в настоящее время существует Всемирная ассоциация вентрологов, в которую входит всего около 50 профессиональных артистов этого жанра — самая малочисленная из официально зарегистрированных мировых ассоциаций.

«Ах, мой милый Августин...»

Достойно удивления количество точек приложения, где было использовано механическое воспроизведение звуков, особенно музыки. Уже в Древней Греции в IV — II веках до н. э. были популярны театры, где в роли актеров выступали механические куклы, движения которых иногда сопровождались механической музыкой. А в эпоху Возрождения средневековые умельцы стали делать музыкальные шкатулки, табакерки, часы и другие небольшие предметы, которые также механическим способом воспроизводили ту или иную мелодию. Разумеется, этот «музыкальный носитель» мог воспроизвести всего одну мелодию, например, сентиментальный вальс или незамысловатую польку. Одна из таких мелодий, можно сказать, вошла в историю. Это пасторальная мелодия песенки «Ах, мой милый Августин...», которую названивал волшебный горшочек из сказки Ганса Христиана Андерсена «Золотой соловей».

Особым спросом пользовались механические часы с музыкой, и не только карманные или комнатные, но и для нужд всего города. Их история началась в далеком XIV веке, когда в городе Мелехен (Фландрия), или, как его называли французы, Малин (кстати, оттуда и пошло выражение «малиновый звон»), начали отливать по особому рецепту колокола. Их звук был настолько чистым и музыкальным, что из колоколов разной высоты звучания стали составлять наборы, которые при помощи специального механизма были соединены с устройством, напоминающим клавиатуру. Появились и специально написанные мелодии колокольных перезвонов. Эти часы назывались карильонами или курантами. Их помещали на городских башнях и ратушах, потому что они были больших размеров. Пожалуй, самые известные городские часы — это знаменитый лондонский Биг Бен. Собственно, Биг Бен — это не часы, а огромный колокол диаметром почти три метра. Его окружают колокола меньших размеров, которые вызванивают слова: «Сквозь этот час Господь хранит меня, и сила его не даст никому оступиться».

Шансон для органа

Звукозаписывающие устройства применялись во всевозможных механических музыкальных инструментах. Пожалуй, самый известный из них — это шарманка. Правда, в других языках она имеет более благородное название — уличный орган. Но русскому человеку как-то не с руки было считать органистом, пусть даже уличным, какого-то папу Карло, крутящего рукоятку переносного музыкального ящика. Кроме шарманок были популярны оркестрионы, имитирующие звучание целого оркестра. Они были практически в каждом зажиточном доме и вестибюлях гостиниц. Исполняли они, как правило, бодрую, бравурную музыку, вроде той, которую играли военные оркестры, поэтому и получили такое название. Но особого упоминания заслуживает пианола. Если на более ранних механических инструментах можно было воспроизвести музыку, звучащую не более двух минут, то механическое пианино побило все возможные рекорды в этой области. Каждая новая его модификация становилась все более «долгоиграющей» благодаря совершенствовавшимся носителям музыкальной информации. Их прогресс шел в том же направлении, что и сейчас, то есть в сторону увеличения емкости. Сначала для записи звука использовались валики — в среднем один вмещал полторы-три минуты музыки. Затем появились металлические диски, на которые можно было записать музыки почти в два раза больше. Вершиной технической мысли стала перфолента: время звучания — до 40 минут. Ее делали из очень крепкой бумаги, так что многие записи еще позапрошлого века до сих пор находятся в рабочем состоянии. Но время механических музыкальных инструментов заканчивалось, потому что была изобретена звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура.

Эдисон-чревовещатель

Действительно, этот ученый с мировым именем был однажды заподозрен в шарлатанстве. Он первый создал «говорящую машину» для записи и воспроизведения. Это было в 1877 году. Эдисон впоследствии рассказывал, что идея этого прибора возникла благодаря его рассеянности и любви к пению. Однажды, работая над улучшением телефонного аппарата, он запел над диафрагмой телефона, к которой была припаяна стальная игла. Пластинки дрожали, и игла уколола ему палец. Эдисон отвлекся от опыта и услышал какие-то невнятные звуки. И вдруг его осенило: если колебания иглы записать, а потом снова провести иглой по такой записи, то пластинка «заговорит». Затем последовали многочисленные эксперименты. С технической точки зрения механизм записи и воспроизведения звука выглядел так — звук записывался на носителе в форме дорожки, глубина которой пропорциональна громкости звука. Звуковая дорожка фонографа размещалась по цилиндрической спирали на сменном вращающемся барабане. При воспроизведении игла, двигающаяся по канавке, передавала колебания на упругую мембрану, которая излучает звук. За кажущейся простотой стояли долгие месяцы упорного труда, но результат оставлял желать лучшего. Мало того что первые образцы фонографа издавали очень тихие звуки, услышать которые можно было, только прижав ухо к диафрагме, они еще хрипели, «выкрикивали» одни звуки и плохо воспроизводили другие, а звук «с» не записывали вообще. В течение семи месяцев Эдисон упорно по 18 — 20 часов пытался записать слово «специи», но прибор так же упорно записывал «пеции». Это происходило во многом из-за того, что валик двигался недостаточно ровно по поверхности, которую не могли сделать совершенно гладкой. Эдисон говорил: «Легко делать удивительные открытия, но трудность состоит в усовершенствовании их настолько, чтобы они получили практическую ценность». После многих экспериментов был найден подходящий материал для валиков — сплав воска и некоторых растительных смол, который он держал в секрете. Счастливый изобретатель записал песенку «У Мэри был маленький ягненок» в собственном исполнении. Но когда 11 марта 1878 года фонограф был продемонстрирован во Французской Академии в Париже, произошел конфуз. Профессор филологии Жан Буйяр, услышав неведомо откуда раздавшийся голос, негодующе закричал: «Вы думаете, мы позволим этому чревовещателю надувать нас?! Как вы могли поверить мошеннику, внушающему, что презренный металл может воспроизводить благородные звуки человеческой речи?»

Благим намерениям Эдисона не суждено было воплотиться. Во-первых, фонограф стоил очень дорого. Во-вторых, валик вмещал мало информации, и чтобы записать значительное ее количество, валиков требовалось много. К тому же их нельзя было копировать и они после нескольких прослушиваний приходили в негодность.

Остановись, мгновенье

Следующий звуковоспроизводящий аппарат — граммофон — был гораздо совершеннее. Патент на его изобретение в 1887 году получил немецкий инженер Эмиль Берлинер. В нем изменилось главное — носитель, на который записывался звук. Вместо громоздкого и неудобного валика Берлинер использовал круглую пластинку. Это был настоящий диск-гигант, диаметром более 30 сантиметров. Опуская подробности процесса записи, отметим, что с записанного оригинального диска можно было легко получать любое количество копий. Правда, Берлинеру пришлось долго искать материал, из которого можно было сделать качественную пластинку. Он пробовал использовать целлулоид, эбонит, всевозможные восковые массы. Но все эти материалы не годились, так как плохо поддавались прессовке и поэтому недостаточно точно воспроизводили рельеф матрицы. Но упорному Берлинеру в 1896 году все-таки удалось создать специальную шеллачную массу, в состав которой входил шеллак — смола органического происхождения, тяжелый шпат, зола и некоторые другие вещества. Работа была проделана немалая, но игра стоила свеч. Видимо, Берлинер умел не только изобретать, но и думать о деньгах: уже в 1900 году в мире насчитывалось около 3000 наименований грампластинок общим тиражом 4 млн экземпляров. И все они были сделаны из материала, который изобрел и запатентовал Берлинер. Тем не менее и у граммофонной записи были свои недостатки. Запись можно было сделать только в помещении, которое называлось красивым словом «фоноателье», а выглядело как узкий коридор. Причем музыканты в этом тоннеле должны были играть очень громко, певцы петь, не жалея голосовых связок, а дикторы почти кричать. Все это требовалось для того, чтобы сконцентрировать звук в направлении звукозаписывающего устройства. А чтобы звук и на выходе был громким, граммофоны снабжались большой трубой-рупором, усиливающим звучание.

Сколько «весил» Международный конгресс

Если бы в начале 30-х годов прошлого века датчанину предложили купить американский гелиаграф, а американцу — датскую сталь-тон-машину, то они вряд ли бы поняли, о чем идет речь. Хотя и тот и другой с радостью приобрели бы «маг» — так в Европе и Америке в быту называли магнитофоны. Впервые этот аппарат был продемонстрирован датским физиком Вальдемаром Поульсеном на Всемирной выставке в Париже в 1900 году, где изобретатель даже получил Гран-при. Суть изобретения состояла в том, что звук записывался на тонкой стальной проволоке при помощи устройства, преобразующего звуковые волны в магнитные импульсы. Понадобилось 30 лет, чтобы это замечательное изобретение «пошло в народ». Дело в том, что у него был серьезный недостаток: проволока быстро саморазмагничивалась, и чтобы компенсировать это неприятное свойство, приходилось увеличивать скорость ее движения, которая поначалу достигала нескольких метров в секунду. Поэтому запись даже небольшой фонограммы требовала огромного количества проволоки. И хотя толщина ее не превышала 0,1 мм, катушки с записью занимали много места и были очень тяжелы. К тому же тонкая проволока рвалась и путалась во время движения. Ее попытались заменять стальной лентой. Обрывы прекратились, но объем и вес звуконосителя вырос еще в несколько раз. Раскрутить катушку с такой лентой было под силу разве что мощному электродвигателю. Но, несмотря на несовершенство тогдашних магнитофонов, от них не отказывались. На Международном конгрессе, проходившем в Копенгагене в 1916 году, доклады записывались на магнитофон, в котором в качестве носителя информации использовался стальной провод. Для записи докладов, составивших в сумме 14 часов, понадобилось 2500 км провода весом 100 кг.

Но уже в 1935 году в Германии на радиовыставке были продемонстрированы промышленные образцы магнитных пластмассовых лент. Это произвело сенсацию, так как новый звуконоситель стоил в пять раз дешевле, но при этом обладал отличными магнитными свойствами, легко склеивался, очень мало весил. Это позволило магнитофонам нового поколения стать не только неотъемлемым атрибутом быта, но и послужить интересам государства — ими заинтересовалась военная разведка. Это ведомство никогда не афишировало свои успехи, поэтому можно только предполагать, насколько велик вклад военных инженеров-физиков в создании малогабаритной аппаратуры для фиксации радиоперехватов и подслушивания телефонных разговоров.

Кто придумал CD

Cледующая ступень в истории звукозаписи — это цифровой компакт-диск. И, как и в истории многих изобретений, здесь оказалось несколько претендентов на лидерство. По одной версии, его придумала в начале 80-х годов прошлого века голландская компания Philips, по другой — та же Philips совместно с японской Sony. Но вот американцы настаивают на несколько другой трактовке авторства и хронологии событий. Правда, и Philips, и Sony они упоминают, но не как изобретателей, а скорее как фирмы, которые воспользовались идеей их соотечественника, физика Джеймса Рассела, который на 20 лет раньше пришел к идее компакт-диска. Используя двоичный код и свет, он стал записывать на жесткий фоточувствительный диск данные в виде крошечных светлых и темных «битов», лазерный луч их считывал, а компьютер преобразовывал в электронный сигнал, который превращал в слышимую или видимую информацию. В середине 1970-х годов лабораторию Рассела посетили представители Philips. Эта фирма вела аналогичные разработки лазерного диска и даже вложила в них довольно серьезные средства — $60 млн. Через два месяца после визита в лабораторию Рассела Philips представила практически такой же компакт-диск, но в дальнейшем его имя как изобретателя ни Philips, ни Sony не называли.

Ленин, Карузо и другие
Первыми значение тиражирования звукозаписи оценили деятели искусства и музыканты. Композитор Римский-Корсаков писал: «Я предвижу возможность обширного применения звукозаписи в области музыкального искусства...» Он оказался прав, потому что благодаря старым пластинкам мы имеем представление об искусстве многих великих исполнителей. В 1907 году в Париже были записаны голоса выдающихся певцов, среди них — знаменитого Энрике Карузо. Эти пластинки были помещены в оцинкованные герметичные футляры для хранения. Их было решено вскрыть через 100 лет, но было ли это сделано — неизвестно. Среди русских артистов, чей голос был записан на пластинку, первым был знаменитый оперный бас Федор Шаляпин. Разумеется, что в Советской России грамзаписи использовались не только как средство художественного образования народа, но и в политических целях: сохранились речи практически всех видных государственных деятелей СССР. Список открывает Владимир Ленин.

Стандарт записи музыкальных дисков CD-Audio был принят в 1980 году, а уже в 1992 году немецкими физиками был разработан метод цифрового сжатия звукового сигнала. Производители аудиотехники давно поняли, что записывать на носитель всю аудиоинформацию слишком дорого. Именно тогда появился термин «психоакустическая модель». Суть ее достаточно проста: человеческое ухо не способно слышать все звуки одновременно, и потому часть из них вырезается. Например, после громкого звука ухо снижает свою чувствительность, а значит, кратковременно можно снизить качество звучания, высвободив при этом ценные байты. Эта технология была запатентована организацией Moving Picture Experts Group как стандарт сжатия аудио с минимальными потерями и получила название MP3. Использование психоакустической модели позволило Sony разместить на диске объемом меньше 200 Мбайт 74 минуты музыки. А теперь бал в области звуконосителей правит ее величество флэшка, которая быстро потеснила компакт-диски и винчестеры. Термин «флэш-память» ввели в обиход инженеры компании Toshiba. Flash — это значит «мгновенно, моментально, очень быстро». Суть технологии состоит в том, что флэш-память способна долговременно хранить информацию в виде статического электрического заряда в специальных ячейках в энергонезависимом состоянии, когда данные не пропадают даже после отключения питания. Вероятно, благодаря резкому росту объема хранимой информации и постоянным снижениям цен в ближайшее время флэшка вряд ли уступит свои позиции другим носителям аудио- и видеоинформации. Хотя, как знать, что еще нашепчут боги изобретателям.

Лариса Кабанова

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья