Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ЭВОЛЮЦИЯ >> ИМПЕРИЯ

У служащих германского электротехнического концерна Siemens есть шутка: «Если бы только Siemens знала, что делает Siemens!»

«Мы даже представить себе не можем, о скольких нужных и полезных людям идеях мы уже никогда не узнаем, потому что их вовремя кто-то не купил», — писал в одном из своих писем Вернер Сименс, основатель империи. Уж что-что, а продавать новые идеи он научился в самом начале своей карьеры. При этом у него была одна счастливая особенность — оказываться в нужное время в нужном месте.

Сфера деятельности этой компании чрезвычайно обширна. Ее 10 подразделений занимаются дизайном, разработкой и производством электрических и электронных систем для различных отраслей производства, энергетики, транспортной техники, здравоохранения, светотехники, автоматизации. Предприятия, научно-исследовательские центры, представительства фирмы находятся во многих странах Европы, в США, России. Разностороннюю деятельность позволяет осуществлять огромный капитал концерна, который составляет около $100 млрд. Пожалуй, для компании такого уровня больше всего подходит название «империя». Возможно, что именно таким она виделась ее основателю Вернеру Сименсу. Он и пять его братьев стояли у истоков нового вида связи — телеграфии. В наше время уже не семья, а клан Сименс, который объединяет почти 200 человек, достойно представляет самые передовые тенденции в области информации и коммуникации.

Гимнастика ума для горстки фантазеров

…Могущественная германская династия Фуггеров на протяжении XV — XVII веков была легендой мира капитала. Владельцы текстильных мануфактур, серебряных и медных рудников, торговцы, банкиры-ростовщики — в годы расцвета этот клан владел капиталом, который только в денежном измерении составлял 7 млн золотых гульденов. Для того времени это были деньги просто фантастические. Фуггерам были должны практически все европейские монархи и, в том числе, сам папа римский. Их деньги делали европейскую политику — историки утверждают, что Фуггеры спонсировали (правда, очень небезвозмездно) большинство европейских войн того периода…

Все эти захватывающие сведения юный Вернер Сименс получил от своего учителя истории герра Шпонгольца. Они произвели на него такое глубокое впечатление, что стали своего рода жизненным руководством. Достигнув всемирной известности в качестве ученого и предпринимателя, Сименс писал: «Своим успехам на научном поприще я обязан стремлению познать непознанное, а карьере предпринимателя — желанию создать всемирное объединение наподобие «Торгового дома Фуггеров». Мечта, скажем прямо, утопическая, если принять во внимание тот факт, что Вернер был старшим из десяти детей образованного, но небогатого фермера-агронома. Но ему повезло: в середине XIX века появился новый способ зарабатывать деньги — практическое воплощение многочисленных научных открытий в области электротехники. Природная любознательность, склонность к научным изысканиям, упорство, трудолюбие и немного везения помогло старшему Сименсу добиться желаемого.

Он пользовался непререкаемым авторитетом у братьев, потому что был настоящим генератором идей. Сам изобретал и успешно использовал изобретения других ученых-физиков в области применения электричества. Любое новшество он как можно скорее старался применить в практических целях, так как был убежден, что «наука без практики — это всего лишь гимнастика ума для горстки фантазеров». И, наконец, он был гениальным предпринимателем, который прекрасно понимал, что любое изобретение должно работать на автора и приносить ему доход.

Пиар на мине

В марте 1848 года в Германии произошла либеральная революция. В это время молодой артиллерийский офицер Вернер Сименс был отправлен в командировку в город Шлезвиг-Гольштейн, столицу одноименной и самой маленькой из земель Германии. Датчане издавна претендовали на эту территорию и, воспользовавшись нестабильной обстановкой в Германии, решили захватить город с моря. В задачи Сименса входило не допустить вторжения. По его распоряжению в бухте было установлено подводное взрывное устройство. Но все работы по минированию были окружены такой таинственностью, что это породило множество слухов о том, что под водой заложена мина огромной мощности. Датские капитаны не решились искушать судьбу и отказались от захвата порта. Сименс стал героем дня — и попросил вознаграждения за свою блестящую уловку: государственный заказ на строительство телеграфной линии Берлин — Франкфурт-на-Майне для своей только что открывшейся фирмы. Правительство не сочло возможным отказать герою. Ровно через год линия длиной 500 км была пущена в эксплуатацию. Именно по ней из Франкфурта было послано, а в Берлине буквально через несколько минут получено важнейшее для нации сообщение о том, что в результате парламентских выборов титул наследного кайзера Германии был предложен прусскому королю Фридриху Четвертому. Естественно, что о таком пиаре конкуренты Сименса и мечтать не могли. С того времени практически все государственные заказы принадлежали «Сименс и Гальске». Новые телеграфные линии протягивались к Кельну, Гамбургу, Бреслау, Штеттину.

Но к 1850 году объем телеграфных работ в Пруссии был практически выполнен. Вернер Сименс задумался о том, где может найти применение его опыт и деловая хватка. Тем более что выбор был невелик: европейские государства имели свои научные школы, а соответственно, и свои наработки в области развития телеграфного сообщения (например, во Франции, несмотря на все усилия, Сименсам так и не удалось открыть представительство своей фирмы). Россия — страна огромных расстояний, огромных капиталов и огромного неверия в своих, российских гениев, стала Клондайком для предпринимателей Сименсов.

Сименс выигрывает тендер

Появление в России фирмы «Сименс и Гальске» породило в русском высшем обществе много толков. Но не из-за немецкого предпринимателя Сименса, о котором раньше мало кто слышал, а из-за известного благодаря поэту Некрасову графа Петра Андреевича Клейнмихеля (1793 — 1896). Это о нем упоминается в эпиграфе к стихотворению «Железная дорога», когда на вопрос юного Вани, кто построил эту дорогу, папаша-генерал, не раздумывая, отвечает: «Граф Петр Андреевич Клейнмихель, душенька!»

Об электромагнитном телеграфе в правительстве заговорили, когда встал вопрос о строительстве железной дороги Санкт-Петербург — Москва, которое возглавил Клейнмихель. 4 сентября 1842 года Николай I подписал указ о том, что все работы по строительству телеграфных линий будут вестись в рамках управления путей сообщения. Таким образом, на Клейнмихеля была возложена ответственность за два самых важных проекта страны того времени: дороги и связь. Фирма «Сименс и Гальске» получила первый заказ от российского Ведомства путей сообщения в 1849 году: ею приобретено четыре телеграфных аппарата и 30 верст изолированного гуттаперчей телеграфного провода. И только после того, как полученное оборудование успешно прошло испытания в России, было решено воспользоваться услугами берлинской фирмы и купить там оборудование для телеграфа Московской железной дороги — 80 телеграфных аппаратов, измерительные приборы и телеграфный кабель. Возможно, Клейнмихель и проявил некоторую настойчивость в утверждении кандидатуры поставщика. Но у него были на то веские основания. Граф имел обыкновение, не доверяя чужому мнению, сам изучать суть проблемы. Шеф Российского жандармского управления Л. В. Дубельт в своих докладных записках неоднократно упоминал о том, что ведомство Клейнмихеля «постоянно запрашивает научно-техническую информацию, а также образцы самой современной телеграфной техники и опубликованную в европейских странах литературу, прибегая к самым различным источникам, включая российские посольства и консульства». Поэтому Клейнмихель был прекрасно осведомлен о том, что фирма «Сименс и Гальске» отлично зарекомендовала себя на строительстве линий в Германии.

Сименс и компания
Шестеро из восьми братьев Сименсов получили техническое образование и были предпринимателями в области производства и эксплуатации электрического оборудования и средств связи. В Германии им принадлежала фирма «Сименс и Гальске», основанная Вернером Сименсом в 1847 году совместно со своим другом, а потом и компаньоном на протяжении более четверти века Иоганном Георгом Гальске. В 1855 году Карл Сименс (1829 — 1906), четвертый из братьев Сименсов, открыл сначала филиал, а затем и самостоятельную фирму с таким же названием в России. А в Англии в 1858 году Вильгельм Сименс (1824 — 1883) — второй брат Вернера — создал электротехническое предприятие «Братья Сименс». Но несмотря на то, что все три фирмы были вполне самостоятельными, общее руководство осуществлял Вернер Сименс.

И когда пришло время выбирать поставщиков оборудования и исполнителя работ для телеграфа железной дороги, которая должна была соединить две столицы, Клейнмихель создал специальный комитет. Экспертам было предложено рассмотреть телеграфы уже хорошо известных в научных и технических кругах Европы и Америки изобретателей: Луиса Бреге (Франция), Бориса Семеновича Якоби (Россия), Вильяма Кука (Великобритания), Самюэля Морзе (США), Вернера Сименса (Пруссия). 23 сентября 1850 года состоялось заседание комитета, на котором были рассмотрены итоги испытаний телеграфных аппаратов различных систем. Специалисты Главного управления путей сообщения вынесли свой вердикт: телеграфы Бреге и Якоби ненадежны, английские телеграфы дороги в эксплуатации. А вот телеграфы Сименса и Морзе «достаточно быстро передают депеши и устройства их дешевы». Но тендер, как бы сейчас сказали, выиграла фирма Сименсов, так как оценила свои услуги несравненно дешевле, чем американский изобретатель и предприниматель Морзе. Запросив изначально непомерно высокую цену, он не учел объем заказов, которые впоследствии могла предоставить такая большая страна, как Россия, — и в итоге сильно проиграл. Правительство решило, что в этом случае «мы за ценой не постоим», и Россия стала поистине золотым дном для фирмы «Сименс и Гальске».

Торги на высоком уровне

Первым по-настоящему большим заказом фирме было строительство линии Санкт-Петербург — Кронштадт. В 1851 году русскому правительству пришло предложение от английского предпринимателя Якоба Бретта, который за два года и за 25 000 фунтов стерлингов (140 000 рублей серебром) обещал построить телеграфную линию между Кронштадтом и Санкт-Петербургом. Сименс выдвинул встречное предложение, оценив ту же работу гораздо дешевле. Он предполагал, что какая-то часть телеграфной линии должна пройти по дну Балтийского моря (на практике это оказался участок от Ораниенбаума до Кронштадта). Но к тому времени у него уже была не только изобретена эффективная методика изолирования медного проводника с помощью гуттаперчи, но и построена машина для этого вида работ. Сименс знал, что это сократит стоимость и повысит надежность линии. По сути, это был первый в мире кабель с резиновой изоляцией. Торги на высоком уровне длились несколько месяцев. Договор о намерениях подписали, когда Сименс назвал сумму — 92 000 рублей серебром — так он оценил стоимость линии, которая должна была соединить Зимний дворец в Санкт-Петербурге, Александрийский дворец в Царском Селе и Кронштадт. Но на самом деле государству строительство обошлось еще дешевле. Интуиция предпринимателя подсказала Сименсу, что с «работодателем» такого высокого уровня, каким в лице Клейнмихеля являлась Россия, необходимо налаживать личные контакты. Летом 1852 года состоялась их первая встреча. Посулив большие заказы в будущем, граф снизил цену до 80 000 рублей серебром. Но это не разочаровало Сименса, наоборот, он окончательно убедился в том, что его фирма может работать в этой стране долго и с немалой выгодой. Сименс принял решение открыть в России постоянно действующий филиал. Его представителем стал Карл Сименс, который оказался хорошим организатором. Уже 8 декабря 1853 года — на полгода раньше установленного в контракте срока — электромагнитное телеграфное сообщение между Санкт-Петербургом и Кронштадтом было налажено.

Не пойман — не вор
В высших кругах русского общества упорно муссировались слухи о том, что граф Клейнмихель нагрел руки, оказав протекцию братьям Сименс. Но это не столько соответствовало действительности, сколько объясняло отношение русской элиты к «выскочке-инородцу». Мириться с тем, что внук рижского полунищего пастора в 26 лет стал генерал-майором, затем правой рукой всесильного фаворита императора Александра I графа Алексея Андреевича Аракчеева (1769 — 1834), а потом и приближенным следующего монарха Николая I, русская знать не собиралась. Тем более что Клейнмихелю действительно можно было многое поставить в упрек: без достойного образования и светского воспитания, без блестящей родословной и состояния. Наконец, без некоторых чисто человеческих качеств, например, гуманизма и сострадания: аракчеевские военные поселения, в организации которых граф принимал самое прямое и активное участие, справедливо называют одним из самых мрачных явлений русской истории. Что же касается взяточничества графа (по крайней мере, в случае с Сименсом), то это факт не только недоказанный, но и прямо противоречащий его действиям на протяжении долгого времени, предшествовавшего появлению фирмы Сименсов в России.

Улыбка Фортуным

Но окончательно положение фирмы в России укрепила военная кампания 1853 года. К моменту вступления в Крымскую войну в стране была только одна важная в стратегическом отношении телеграфная линия — Санкт-Петербург — Москва. Русское командование в Крыму в течение первых полутора лет войны в качестве средств связи использовало фельдъегерей, курьеров или обычную почту. Иногда дело доходило до смешного: правительство получало информацию о ходе боевых действий сначала из французских и английских газет и лишь потом из донесений собственных военачальников. В этой ситуации нужно было срочно строить разветвленную сеть линий электрического телеграфа, которая бы соединила Санкт-Петербург со всеми наиболее важными в стратегическом отношении местностями европейской России. Особенно большое значение имело продолжение линии Москва — Киев — Одесса и дальше к Севастополю, вокруг которого шли ожесточенные бои. И этот важный для страны заказ тоже получила фирма «Сименс и Гальске». Здесь удача в очередной раз улыбнулась Сименсам. Англичане были основными конкурентами фирмы в то время. Но ноябрь 1853 года предопределил судьбу этого соперничества. Россия разорвала дипломатические отношения с Англией. А когда началась Крымская война, во время которой англичане вместе с французами выступили на стороне Турции против России, основной конкурент был окончательно устранен. В 1853 — 1855 годах фирма построила и ввела в эксплуатацию линии электрического телеграфа Санкт-Петербург — Варшава, Москва — Киев — Одесса, Николаев — Симферополь, Санкт-Петербург — Выборг — Гельсингфорс — Або, Санкт-Петербург — Нарва — Ревель. Русское правительство достойно оценило и руководящую роль в этом строительстве лично Карла Сименса, и заслуги перед Россией фирмы «Сименс и Гальске» в целом: Николай I пожаловал Карлу наследственный дворянский титул, а фирма получила право изображать на своей продукции российский герб с двуглавым орлом.

В стиле «бидермейер»

Но не следует думать, что Сименсы служили России только за титулы и гербы. Карл настойчиво добивался — и в конце концов добился — от правительства России права (и немалых денег) на непредусмотренные контрактом ремонтные и восстановительные работы на всех линиях, построенных фирмой. Россия пошла на все условия, потому что при этом фирма предложила небывалые гарантийные сроки эксплуатации: от 6 до 12 лет. Другими словами, она брала на себя обязательства все ремонтные работы в течение этого срока производить за свой счет. Казалось бы — вылететь ей в трубу за самое короткое время. Но этого не случилось. И причина для России была самая фантастическая — у Сименсов редко что выходило из строя, потому что они работали в старом добром немецком стиле «бидермейер», который предполагал надежность, добросовестность, честность. А качественные материалы, хорошо обученный персонал, своевременная и добросовестная профилактика и, что немаловажно, выдающиеся изобретательские способности Вернера Сименса довершали картину. Специально для российских условий Сименс сконструировал прибор, который назвал «татарским гальванометром». С его помощью можно было очень быстро выявлять возникающие на линии дефекты и не допускать их дальнейшего распространения. Действие прибора было простым и остроумным. Вся линия была разбита на участки по 50 верст, а в электрическую цепь на каждом участке были заведены будильник и гальванометр. По движению стрелок будильника служащий постоянно мог видеть, идет ли ток по проводам. В это же время Сименс разработал и ввел способ многократного использования провода. Таким образом, стало технически возможным телеграфировать из одного пункта в другой и обратно, используя один и тот же провод, что принесло большую экономическую выгоду — и эксплуатация, и ремонт линий требовали гораздо меньше средств, чем было отпущено по контракту. Об этом говорят цифры доходов фирмы. За одну версту эксплуатации телеграфной линии Сименсы получали в год от 50 до 100 рублей. Сколько они тратили на гарантийное обслуживание — сейчас установить трудно. Но и в то время вряд ли эти данные широко разглашались, потому что сохранились сведения о том, что только за 1854 год Сименсы вывезли из России 18 пудов (268 кг) золотых червонцев.

Лариса Кабанова

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья