Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
БРЕНД >> СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН

Секрет успеха американского бизнес-дуэта, создавшего первые в мире карманный компьютер и смартфон, — в том, что партнеры удачно дополняют друг друга

Американцы Джефф Хокинс и Донна Дубински являют собой пример успешного сотрудничества в области компьютерных технологий. С самого начала совместной деятельности они поделили обязанности: он генерирует идеи, она создает успешные компании вокруг этих идей. В 1996 году они выпустили знаменитый компьютер PalmPilot. В начале нового тысячелетия вывели на рынок один из первых успешных смартфонов — Treo. А в настоящее время вместе решают загадки человеческого мозга — в надежде использовать свои находки в новых революционных концепциях.

Ген изобретательства Джефф Хокинс (он родился в 1957 году) определенно унаследовал от отца, который постоянно работал над разными безумными проектами. К примеру, в начале 1970-х он соорудил огромную плавучую конструкцию на воздушной подушке и вместе с сыновьями отправился в круиз по Гудзону. Но не успело судно покинуть Манхэттен, как сильное течение подхватило его и направило прямо в сторону железнодорожного моста. В результате крушения движение поездов на этом участке было парализовано на целый день. «Папа всегда выдвигал яркие, непрактичные идеи, — вспоминает Хокинс. — Нам постоянно приходилось тестировать разные безумные устройства. Но благодаря этому мы научились смотреть на мир под разными углами зрения…»

Мозговой штурм

С такой наследственностью Джефф не особо колебался в вопросе выбора жизненного пути. В 1979 году он окончил Корнеллский университет, получив диплом в области естественных наук и электроники.

Новоиспеченного инженера взяли на работу не куда-нибудь, а в саму Intel. Но там ему не понравилось, поскольку начальство никогда не поддерживало его инициативы. А идеи были самые смелые. Например, Хокинс предложил создать в Intel специальное подразделение, которое занималось бы изучением человеческого мозга. Эта проблема заинтересовала Джеффа после того, как он прочел специальный выпуск журнала Scientific American. В нем известный ученый Фрэнсис Крик жаловался на отсутствие серьезной теории, которая могла бы объяснить, как функционирует мозг. Хокинс считал, что ему по силам восполнить этот пробел. Но Intel молодого специалиста не поддержала.

Через три года Хокинс покинул Intel и решил попытать счастья в GRiD Systems — небольшой компании из Силиконовой долины, которая только-только приступила к экспериментам с целью создания портативного компьютера. Джефф предложил пойти еще дальше и создать устройство, которое реагировало бы на импульсы, посылаемые мозгом. Но для реализации этой идеи Хокинсу явно не хватало научной базы, поэтому по совету жены он решил прослушать курс биофизики в знаменитом университете Беркли. «Спустя три года, — вспоминал потом Джефф, — я пришел к убеждению, что мне удалось понять и объяснить природу человеческого мышления. Звучит дико, но я действительно верил в это». А вот преподаватели не поверили. Хотя Джефф был готов написать диссертацию, он не нашел научного руководителя, который взял бы над ним шефство. Мечты о большой науке пришлось отложить на неопределенное время.

Впрочем, знания позволили Хокинсу вернуться в GRiD (приобретенную к тому времени известной компанией Tandy) уже в качестве вице-президента по разработкам. Свои научные наблюдения Джефф использовал при создании алгоритма PalmPrint, который стал основой GRiDPad — компьютера с рукописным вводом. Назвать это устройство портативным можно было лишь с большой натяжкой, и при стоимости в $2500 оно было рассчитано скорее на корпоративного пользователя. Хокинс же мечтал о небольшом, относительно дешевом (менее $1000) устройстве, привлекательном для массового рынка.

С этой идеей он в ноябре 1991 года покинул GRiD и в январе следующего года зарегистрировал собственную компанию — Palm Computing.

Однако Хокинс сознавал, что у него нет задатков бизнесмена: «Я не тот человек, который может организовать start-up. Я не люблю работать сверхурочно. К тому же я знал, что у многих людей, которые начали собственную компанию, развалился брак…» Чтобы не рисковать семьей, Джефф начал поиски единомышленника, которого он нашел в лице Донны Дубински.

Джефф + Донна = успех?

Донна Дубински старше Джеффа на два года, и в компьютерную отрасль она пришла несколько иным путем. Донну можно назвать типичной self-made woman. Она выросла в небогатой семье (ее отец торговал металлоломом), но после самой обычной государственной школы сумела поступить в Йельский университет, который и окончила в 1978 году. После недолгого периода работы в Philadelphia National Bank амбициозная девушка решила продолжить образование в школе бизнеса Гарвардского университета.

Столь основательная подготовка открывала перед Донной массу возможностей, но, поразмыслив, она решила, что быстрее добьется успеха в молодой, но бурно развивающейся отрасли, коей на тот момент были персональные компьютеры. Так Донна оказалась в Apple, где ее карьера действительно пошла вверх буквально с первых дней. К 1985 году Дубински уже занимала ответственный пост в компании и отвечала за солидный кусок дистрибьюторской сети Apple. Однако закулисные интриги настолько разочаровали Донну, что после громкого ухода из компании Стива Возняка она была готова последовать за ним. От поспешного шага Дубински удержал давний друг и наставник Билл Кэмпбелл, который взял ее к себе под крыло, а в 1987 году порекомендовал на пост вице-президента Claris — софтверной компании, созданной на средства Apple. Спустя четыре года направление, которым руководила Донна (маркетинг и дистрибьюция за пределами США), уже приносило Claris около половины доходов. Но в этот момент Apple приняла решение выкупить акции компании и превратить ее в одно из своих подразделений. В результате и Кэмпбелл, и Дубински подали в отставку.

Разочарованная Донна отправилась в Париж — учиться рисовать и совершенствовать французский. Тогда ей казалось, что с большим бизнесом она покончила навсегда. Но уже через год Дубински вновь заскучала по работе, и все тот же Билл Кэмпбелл устроил ей встречу с Джеффом Хокинсом, который искал СОО для Palm Computing. Однако эта должность Донну не устроила, и покладистый Хокинс предложил ей стать СЕО. На этом и сошлись.

Так на свет появилась одна из наиболее ярких команд современного делового мира. В чем секрет ее успеха? По мнению самой Донны, — в том, что они с Джеффом удачно дополняют друг друга. Оба — творцы, хотя и в разных смыслах. Хокинс генерирует идеи, Донна создает вокруг этих идей успешные компании. При этом ни один из них не чувствует себя «захребетником», у каждого своя роль и своя сфера ответственности.

В 1993 году к команде присоединился еще один ключевой игрок — Эд Коллиган. По отзывам окружающих, он обычно исполняет роль «капли масла», которая необходима для того, чтобы пламя разгорелось.

У семи нянек…

Поначалу Palm Computing не планировала самостоятельно производить КПК. В начале 1990-х идея создания карманного компьютера витала в воздухе, и многие крупные компании охотно давали под нее деньги. Поэтому Хокинсу и Дубински удалось без проблем привлечь на свою сторону «тяжеловесов», которые взялись устроить будущее перспективного проекта.

Собирать устройство, получившее название Zoomer, должна была компания Casio, продавать и рекламировать — Tandy (через принадлежавшую ей сеть RadioShack). В качестве основы для операционной системы была выбрана GEOS от GeoWorks, поскольку она идеально подходила для недорогого оборудования. Сама Palm собиралась разрабатывать приложения для Zoomer (с перспективой сотрудничества и с другими производителями переносных компьютеров). Чуть позже к проекту присоединились AOL и Intuit. Каждый из партнеров считал нужным предложить что-то свое, и в итоге Zoomer оказался перегружен разнообразными функциями — как считал Хокинс, в ущерб удобству использования.

Zoomer дебютировал на рынке в октябре 1993 года. В первые два месяца было продано 20 000 компьютеров, однако затем продажи резко упали. Tandy и Casio потеряли интерес к проекту и остановили рекламу Zoomer.

Как ни заманчиво было свалить всю вину на нетерпеливых партнеров, Хокинс и Дубински понимали, что Zoomer не стал тем прорывом, о котором они мечтали. Слишком медленный, слишком большой, слишком дорогой (он продавался по цене около $700). Для Palm, которая позиционировала Zoomer в качестве замены персональному компьютеру, в какой-то мере сюрпризом было узнать, что добрая половина покупателей рассматривают его в качестве дополнения к ПК, так что большинство «наворотов» им были просто не нужны.

Эти данные стали основой для новой концепции. Однако к тому времени инвесторы и крупные компании вложили в разработку различных вариантов КПК уже около $1 млрд, но ни один из этих проектов не стал успешным. Тотальное разочарование отрасли в идее карманного компьютера лишало смысла существование самой Palm: кому нужно было их программное обеспечение, если устройств, которые могли бы его использовать, так и не появилось? Выход был один: начать производство КПК собственными силами.

Деревянный компьютер

Прототип первой модели был вырезан из куска дерева, который Джефф нашел в своем гараже. К тестированию он подошел всерьез: повсюду таскал с собой деревяшку, запихивал в карман рубашки, пытался писать — словом, имитировал работу. Со стороны это выглядело странновато, но вскоре на свет появился реальный КПК — миниатюрный, недорогой, с простой для освоения оперативной системой и революционным решением проблемы рукописного ввода. В то время как его предшественники пытались научить компьютер распознавать все, что человек написал, Джефф решил, что будет проще научить пользователя писать на понятном компьютеру языке. Обычные буквы он поменял на похожие по начертанию символы. Буква A, например, напоминала перевернутую V, а F — перевернутую L. Хокинс рассуждал так: люди по нескольку недель тратят на обучение методу слепой печати на компьютере, так почему бы им не уделить какое-то время тому, чтобы освоить особую систему ввода?

Дальше настала очередь Донны. В поисках финансирования она обратилась в ряд крупных компаний, и одна из них — U. S. Robotics — предложила купить Palm за $44 млн. Предложение было принято при условии, что Хокинс и Дубински останутся во главе подразделения и сохранят почти полную независимость.

PalmPilot оказался именно тем продуктом, которого ждали. Спрос на новинку был огромным: по данным статистики, новый КПК раскупался быстрее, чем в свое время раскупались видеомагнитофоны, цветные телевизоры, сотовые телефоны и даже его предок — персональный компьютер. За 18 месяцев, прошедших с момента появления PalmPilot на рынке в апреле 1996 года, было продано более 1 млн устройств. А в 1998 году счастливыми обладателями КПК стали еще более 2 млн покупателей.

Однако жизнь распорядилась так, что создатели Palm были вынуждены покинуть компанию в самый разгар успеха своего детища. В 1997 году U. S. Robotics, испытывавшая финансовые трудности, была продана корпорации 3Com, которая не видела резона в том, чтобы следовать прежней политике в отношении Palm. Донне все чаще стали спускать сверху директивы, которые она считала ненужными и даже вредными, а также поругивать за самоуправство — например, когда она приняла решение снизить цену на КПК, «не посоветовавшись с начальством».

Прямолинейная Донна поставила вопрос о том, чтобы выделить Palm Computing в самостоятельную компанию, но получила отказ. В тот же день Дубински объявила о том, что и она, и Хокинс покидают компанию. Джефф об этом ничего не знал, но возражать не стал: за годы работы партнеры стали друг другу необходимы.

Любопытно, что упрямый начальник, с которым не смогла договориться Донна, — глава 3Com Эрик Бенхаму — даже после их ухода не признал, что был не прав. «Palm тогда еще не встала на ноги и не могла бы выжить в одиночку и обрести крепкую бизнес-модель. Ей нужно было еще немного повзрослеть», — объяснял он. По словам Бенхаму, отказ от отчуждения Palm стал самым лучшим его решением за все 30 лет работы в области высоких технологий. А что касается ухода Хокинса, Дубински и примкнувшего к ним чуть позже Коллигана… «Что ж, мне приходилось терять и лучших людей…»

Иногда они возвращаются

Хокинс и Дубински недолго оставались без работы. К тому времени их авторитет был настолько велик, что не успели они придумать новый продукт, как инвесторы выстроились в очередь. Компания, которую они окрестили Handspring, также занялась выпуском карманных компьютеров под брендом Visor и вскоре сумела захватить около четверти рынка КПК. IPO, которое состоялось в 2000 году, сделало Хокинса и Дубински миллиардерами, правда, только на бумаге и очень ненадолго. Вскоре грянул знаменитый кризис в секторе высоких технологий, и дела у компании ухудшились.

Впрочем, у Хокинса был в кармане еще один козырь: идея смартфона. На нее Джеффа навела приятельница — топ-менеджер в одной из крупных компаний. Как-то раз во время деловой встречи она в раздражении вывалила на стол из сумочки сотовый телефон Nokia, органайзер Palm и пейджер BlackBerry и взмолилась: «Не мог бы ты придумать устройство, которое могло бы делать все то же самое?» Хокинс придумал Treo — телефон, который соответственно названию сочетал в себе функции «три в одном».

Чтобы в условиях кризиса наладить производство смартфонов, Handspring решилась на смелый шаг: полностью свернула производство КПК. После ряда экспериментов была создана весьма удачная с коммерческой точки зрения модель Treo 300. Здесь очень помогла поддержка телеком-гиганта Sprint, который включил новинку в список рекомендованных для использования в сети телефонов. Это было обусловлено в том числе и тем, что, в отличие от крупных производителей устройств сотовой связи, Handspring согласилась внести в конструкцию Treo изменения с учетом специфики сети Sprint.

Несмотря на успех Treo, Handspring остро нуждалась в деньгах, чтобы вывести на рынок новую, 600-ю модель. В этой ситуации в роли спасителя выступил тот самый Эрик Бенхаму, который с 2001 года возглавлял Palm, все-таки отделившуюся от 3Com — о чем так мечтала Донна Дубински. Два антагониста не могли больше отрицать, что нуждаются друг в друге. У Palm с момента ухода Хокинса и его команды больше не было технологических прорывов, у Handspring, напротив, были идеи, но не хватало средств на их реализацию. Так что в 2003 году обе компании вновь объединились.

Несмотря на воссоединение, Дубински больше не принимает участия в активном управлении Palm, хотя и занимает пост в совете директоров. Хокинс по-прежнему остается генератором идей, но тоже все больше времени уделяет своему старому увлечению — исследованию загадок человеческого мозга. Не так давно он стал соавтором книги «О природе мышления», а также основал научно-исследовательский институт, занимающийся этой же проблемой.

Возвращение на 20 лет назад? Возможно. Но на этот раз у Хокинса есть единомышленник, готовый его поддержать: Донна Дубински. В 2005 году они зарегистрировали третью по счету совместную компанию — Numenta. Ее специалисты занимаются созданием алгоритмов, имитирующих работу человеческого мозга. По словам Дубински, Numenta пытается обеспечить платформу, с помощью которой другие люди смогут решать сложные проблемы. К примеру, к ним уже обращаются фармацевтические компании, автопроизводители, а также несколько разработчиков игр. «У Numenta есть потенциал для того, чтобы изменить мир… Вот почему я этим занимаюсь», — объяснила Дубински в одном из недавних интервью. PalmPilot и Treo действительно изменили мир, поэтому оптимизм Донны не кажется надуманным.

Юлия Мифаева

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья