Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ТЕАТР >> ВСТРЕТИМСЯ В ПАРТЕРЕ!

Чем больше в нашей жизни цифровых технологий, тем выше ценится живой человеческий голос, считает Эдуард Бояков

Театр «Практика» объединяет очень много интересных людей и явлений. В его дворе представлена выставка граффити. Здесь директор Венецианского фестиваля смотрит фильм Ивана Вырыпаева. Здесь можно увидеть работу «Синих носов» задолго до скандала с нынешним министром культуры по поводу выставки во Франции. А в буфете могут встретиться Олег Кулик и Ингеборга Дапкунайте, Виктория Толстоганова и Дмитрий Быков. «Это такой энергетический центр на Патриарших», — говорит создатель и художественный руководитель «Практики» Эдуард Бояков и называет театр своим главным проектом.

Эдуард, у вас много ипостасей. Продюсер, режиссер, создатель «Золотой Маски»… Театр «Практика» — ваш главный проект или один из?
Сложно ответить. И да, и нет. С одной стороны, я очень активно сейчас занимаюсь и развитием фестиваля «Новая драма», и новым проектом — детским фестивалем «Большая перемена», запускаю как продюсер свой второй кинофильм, плюс у меня музыкальная студия и много чего еще. На этом фоне «Практика» действительно может показаться «одним из», если смотреть на нее как на обычный репертуарный театр. На самом же деле «Практика» — это такой мощный энергетический центр на Патриарших, который объединяет очень многие интересные культурные явления. Здесь расположена выставка граффити во дворе. Здесь директор Венецианского фестиваля смотрит фильм Ивана Вырыпаева. Здесь можно увидеть работу «Синих носов» задолго до скандала с нынешним министром культуры по поводу выставки во Франции. Здесь с докладами год назад выступали Илья Кормильцев и Дмитрий Александрович Пригов. Здесь поздним вечером Александр Филиппенко читает солженицынский «Один день Ивана Денисовича». Здесь в буфете могут встретиться Олег Кулик и Ингеборга Дапкунайте, Виктория Толстоганова и Дмитрий Быков, Катя Довлатова и Владимир Сорокин. Из этих встреч, из этих выступлений возникают самые разные проекты, фильмы, пьесы, фестивали — что угодно. В смысле создания вот такого центра современного искусства, «Практика» — мой главный проект на сегодня. Дух захватывает от перспектив, от того, что можно сделать и уже делается…

Детский фестиваль «Большая перемена» — одна из таких перспектив?
Это очень важное дело. В стране больная ситуация с театром для детей, с воспитанием театрального зрителя. Мы можем потерять театр как культурный институт просто оттого, что следующие поколения не будут туда ходить. Это ведь социальный ритуал. «Нация собирается в партере» — старая формула, но хотелось бы, чтобы она и сейчас работала. Ну а где еще должна собираться нация? На стадионе? Это возвращение во времена гладиаторов. Театр формирует удивительное пространство для сопереживания. Ни одно искусство не способно конкурировать с ним в этом. Чем больше в нашей жизни цифровых технологий, виртуальных путешествий, тем выше ценится живой человеческий взгляд и искренний голос, тем они нужнее. Только сохраняя этот живой жизненный компонент, можно погружаться в современное медиапространство. Объяснить это детям, которые будут жить в еще более насыщенном информацией мире, — очень важно. Поэтому большой театральный фестиваль для детей и вообще развитие детского театра — это важно для нации. Нас поддержали многие — правительство Москвы, Сбербанк России, сеть магазинов «Детский мир».

Эдуард Бояков
Режиссер, продюсер. Художественный руководитель театра «Практика». Создатель фестивалей «Золотая Маска» и «Новая драма». Продюсер более 20 спектаклей в МХТ им. Чехова, Мариинском театре, Большом театре, Центре им. Вс. Мейерхольда. Участник копродукций с «Холланд Фестивал» и Метрополитен-опера. Режиссер спектаклей «Свадебное путешествие» (Владимир Сорокин), «Папа, я непременно должна сказать тебе что-то» (Николетта Есиненку), «Пьеса про деньги» (Виктория Никифорова). Создатель кинокомпании PRAKTIKA Pictures, которая совместно с компанией Central Partnership продюсирует фильм режиссера Павла Руминова «Мертвые дочери». Член правления Института культурной политики (с 2003 года), преподаватель Школы-студии МХАТ (с 2003 года), инициатор многих издательских проектов, в том числе серии пьес современных зарубежных и российских драматургов New Writing (издание пьес Марка Равенхилла, Патрика Марбера, Сары Кейн, Вернера Шваба, российских драматургов), а также книги М. Давыдовой «Конец театральной эпохи». Лауреат Дягилевской премии (2003 год).

Считается, что детские ощущения формируют психику, а также делят жизнь на до и после. У вас они хранятся в памяти?
Я только недавно стал задавать себе такие вопросы, понимая, как важно взрослому разобраться со своим детством — это же источник наших стрессов, неудач и проблем, начиная от бизнеса и заканчивая семейной сферой. Конечно, тяжело ворошить прошлое. Но люди должны быть честны, прежде всего с собой. Тогда их дети вырастут счастливыми. Я рос в Дагестане, и впечатлений было очень много, позитивных — особенно. В те годы Дагестан был счастливым Вавилоном — солнце, фрукты, Каспий, только в моем классе учились дети около 15 национальностей! Кого-то из них я считаю до сих пор самыми близкими друзьями. Но детство — это не область идеального, как думают многие взрослые. Думать так опасно, это значит не понимать детей, потому что они чувствуют и драматичность, и трагичность человеческого существования. Многие из них думают о смерти и о Боге чаще, чем взрослые, озабоченные суетой и деньгами.
Что касается лично меня, то только недавно я осознал, какой травмой был для меня развод родителей. Он повлиял на мой психотип, мои интересы, в том числе и профессиональные. Осознав это, я в корне изменил отношения с родителями. Можно сказать, что наконец обрел их, избавившись от детских обид. Я назвал бы это взрослением.

Да, многие люди живут с обидой в сердце. Но насколько чужой опыт в этом вопросе может помочь?
Конечно, чужой опыт — он чужой. Но если он преподнесен трезво и честно, а не в форме эгоистического мазохизма или телевизионно-сериального обобщения, он поможет. Искренний разговор поможет. Только очень трудно быть искренним. Искреннее искусство поможет, только это тоже очень трудно. Надо ведь идти до конца, как Бергман в «Осенней сонате» или в «Фанни и Александр».

В вашей судьбе немало виражей. Пытались ли вы когда-либо вычерчивать линию своей судьбы? Подчинялись неким знакам свыше или просто действовали спонтанно, радикально меняя свои амплуа от завлита театра до предпринимателя, от продюсера крупных фестивалей до режиссера-постановщика пьес Владимира Сорокина?
Нет ничего безрассуднее, чем планировать судьбу. Я знаю только один закон — с людьми, с государствами, с футбольными командами и т.д. случается не то, что ожидаешь. Значит, не надо ничего ждать и просить. Особенно у Всевышнего. Если я пойду в церковь, поставлю свечку и попрошу, к примеру, велосипед, это означает, что тому, к кому я обращаюсь, менее известны мои истинные потребности? Да нет же, там все известно и все связано, и не надо ничего просить. Надо жить, отдавая себе отчет, что каждую минуту ты делаешь поступок и служишь. Либо Богу, либо хаосу.

Что такое для вас богатство? Как изменился ваш взгляд на мир и на себя в этом мире, пока вы занимались своей бизнес-карьерой?
Деньги — это фантастическая энергия. Это знак нашего времени. Так же, как и цифровые технологии. Конечно, деньги существовали и века, и тысячелетия назад. Но сейчас они значат намного больше для цивилизации — не осталось ценностей, идеологий, религий, которые могли бы этой силе противостоять. Человек остается с ней один на один. Эта стихия потребления зомбирует тебя до состояния, когда действительно начинаешь думать, что качество жизни зависит от того, что нарисовано на капоте машины. Отношение человека к деньгам — для меня сегодня главный нравственный индикатор. Я говорю именно об отношении к деньгам, а не об их наличии.

Братья Пресняковы
Олег и Владимир Пресняковы. Не близнецы и не двойняшки — Олег старше Владимира на пять лет. Авторы известных во всем мире пьес. Одна из них — «Терроризм» — идет на сценах 16 стран мира, от Австралии до США. Постановки их пьес участвуют в различных фестивалях, начиная с «Золотой маски» и заканчивая Авиньонским. По материнской линии братья — персы. Родились в Екатеринбурге.
Окончили Екатеринбургский государственный университет.
Оба имеют научные публикации в стране и за рубежом. В Екатеринбурге братья Пресняковы организовали Театр имени Кристины Орбакайте. Его репертуар составляла ранняя драматургия Пресняковых в их собственной постановке.

То есть вы цените в людях независимость от денег?
Именно так. Не наличие, не отсутствие, а независимость. Есть всякие хитрые способы это отслеживать в человеке. Хотя, конечно, чаще всего люди это качество имитируют, чтобы казаться круче. Этакий комплекс мачо. В то же время реально независимых очень мало.

И вы этим качеством обладаете?
У меня достаточно дурных качеств, за них мне стыдно, они мне мешают, но этой зависимости нет. Я давно с этим разобрался, из-за этого из бизнеса и ушел. Ну квартира в центре Москвы, автомобиль с водителем, что дальше?

А путешествия?
Сегодня любой представитель среднего класса может себе позволить совершить тур по всем частям света или просто слетать на выходные в Венецию. Это дешевле, чем потусоваться в «Дягилеве». Один и тот же городской вид может стоить совсем разных денег. Просто для кого-то важно приплыть в Венецию на собственной яхте, а для кого-то — с томиком «Набережной Неисцелимых» Бродского. По-моему, вторые богаче…

Ваши взгляды связаны с какой-то восточной философией?
Я воспитан в традициях европейской культурой, а следовательно, христианской. Я крещен родителями. Восток пришел позже, после университета. Я чувствую себя христианином, разделяю дух этой религии, но не церковно-бюрократический уклад. Я много путешествую по Востоку и считаю, что сегодня ни одна религия не состоятельна как социальный институт. Ни одно официальное лицо не может сказать, что очевидно для меня: Христос, Лао-Цзы, Будда — одинаково дороги человечеству. Я думаю, что они, в отличие от сегодняшних политиков и иерархов, договорились бы между собой, если бы встретились. Слово «религия» от латинского «связывать». Это путь к осознанию единства человека с Богом и единства всех людей на нашей планете. А современные конфессии не связывают, а разделяют людей.

А в современном театре могут обсуждаться вопросы веры?
В настоящее время готовится приезд известного британского режиссера Рамина Грея в «Практику». С его спектакля «Терроризм» в лондонском «Ройял Корт» началась международная карьера братьев Олега и Владимира Пресняковых. Так вот Рамин, надеюсь, поставит пьесу «Легкие люди» драматурга Михаила Дурненкова. Это удивительный текст, здесь присутствуют новые герои, вернее не новые, а сегодняшние, реальные, из нашей жизни. Эти герои ищут, сомневаются, путаются, не могут разобраться в себе и в отношениях с близкими. Совершают поступки, которые совершают миллионы. К примеру, делают аборт. А потом один осознает, что убитый плод мог быть не пришедшим к нам Спасителем. Я, наверное, вульгарно пересказываю эти очень тонкие вещи. Иными словами — современный театр готов к разговору о самом серьезном и о самом сокровенном. Более того, я чувствую и вижу по «Практике» и не только, что есть зритель, который готов поверить снова в живой и актуальный театр. Не в театр «народных артистов», которые «высокодуховно» и «по классике» учат жить зрителя в перерывах между съемками в пошлейших сериалах, а в театр, который говорит с современным зрителем на современном языке о современной жизни.

С Новым годом!
Я желаю всем нам трезвости. Не истерического веселья, не мифической удачливости, не выгодных ракурсов, а просто трезвости. Мир и человек прекрасны сами по себе. Не надо ничего подкрашивать. Глянец, тюнинг, пластическая хирургия и прочие глупости — от нежелания и боязни человека заглянуть внутрь. А там, внутри, мы все чистые, открытые и радостные. Надо просто это доставать из себя и делиться. И никакие стимуляторы для этого не нужны. С Новым годом!
Эдуард Бояков

Вы понятие «современный» часто связываете с цифровыми технологиями, с Интернетом. А сами вы продвинутый пользователь?
Относительно. Во всяком случае, без своего компактного VAIO не путешествую. Да и в театре — современная сеть, везде плазмы. Скоро станем первым московским театром с Wi-Fi. А еще я с интересом наблюдаю, как в Африке Интернет меняет жизнь людей. Представляете интернет-кафе на Занзибаре? Мусульманский остров. Архитектура XVII века. Улицы шириной полтора метра, автомобиль не проедет, только повозка. Низкая деревянная дверь с тяжелым кольцом вместо ручки. Маленький зал, вернее комната, и человек 15 у мониторов. Из них половина — молодые девчонки в хиджабах. Заходит чья-нибудь мамаша, кричит, зовет домой. И ты понимаешь, что девчонка уже не вернется. Не в прямом смысле, конечно. Просто она не вернется в ту жизнь, которой живут ее родители, и жили много веков назад предки. Сейчас все изменилось, сейчас эта девчонка уже общается в ICQ или пишет комментарий лондонскому блогеру. Интернет — это магический кристалл, о котором гетевский Фауст мог только мечтать.

Марина Долина

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья