Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
От редактора Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс Анонсы
Я НИКОГДА НЕ СЧИТАЛ СЕБЯ ПУПОМ ЗЕМЛИ

Валерий Сюткин рассказывает о работе и стиле жизни

«Если хочешь быть порядочным человеком, надо радоваться успехам другого. Если у кого-то что-то удачно сложилось — для меня это лишний повод больше трудиться», — так считает музыкант Валерий Сюткин, интервью с которым открывает «звездную серию» журнала Comstar Community

 — Валерий, у многих артистов развивается комплекс «пупа земли». Вам это знакомо?
 — Сия чаша меня миновала. Я все-таки вырос в советской стране, где к «пупам земли» относились, мягко говоря, недружелюбно.

 — Когда вы поняли, что эстрада ваше призвание?
 — После триумфа на танцах в ЖЭКе № 9. Сейчас звучит смешно, но по тем временам это было очень круто. ЖЭК № 9 был площадкой межрайонного масштаба. Туда приходили ребята из четырех центральных районов Москвы — Покровки, Ильинки, Хитровки и Таганки. Игра на гитаре в итоге избавила меня от больших неприятностей, потому что тогда межрайонные войны были просто страшные. Если ты жил на Хитровке, отправиться на Покровку считалось весьма рискованным предприятием. Но так как меня все знали по танцам, никто ни разу и пальцем не тронул. Кроме того, с 14 лет благодаря музыке я был совершенно самодостаточен в финансовом плане. С тех самых пор я не помню недели, когда бы мне не пришлось хотя бы раз сыграть на танцах. То есть деньги с того времени не переводились. Однако музыка, которую мы играли с ребятами на танцах, не вписывалась в формат советского музучилища. А воспевать победы партии мне не хотелось. Поэтому вместо поступления в училище я искал работу со свободным графиком, чтобы иметь возможность играть музыку, которую люблю. Ведь действовал Закон о тунеядстве, за которое сажали.

 — И в каких амплуа в те времена вы себя попробовали?
 — Их было множество. От работника колбасного цеха в ресторане гостиницы «Украина» до проводника в поезде. Потом я работал барменом и лишь с 1982 года, когда мы организовали группу «Телефон», был принят в Кировскую филармонию и наконец смог заниматься музыкой сколько угодно. Одно время даже числился артистом Таджикского цирка, но тогда для меня было неважно, к какой организации я приписан. Главное, я мог беспрепятственно ездить по стране и организовывать танцы. Это было именно то, чего мне хотелось.

 — Многие артисты сейчас жалуются, что их не приглашают в телеэфир. Вы такой проблемы не испытываете?
 — Нет. Я достаточно востребован, хотя, безусловно, на каждом телеканале своя политика и я никому не навязываюсь. В начале карьеры я довольно много работал на телевидении бесплатно, просто нарабатывая связи и хорошее отношение. Сейчас, как правило, все решают деньги, и это упрощает дело. По крайней мере, правила игры понятны.

 — Куда вы вкладываете заработанные средства?
 — Я их не вкладываю, а трачу по мере поступления. Талантом «из денег делать деньги» я не обладаю, а заработать много — невозможно. Преумножать свои сбережения умеют далеко не все. Но я не считаю отсутствие этого таланта своим большим недостатком. Для себя считаю оптимальным — вложение средств в городскую недвижимость. С этим у нас все хорошо. Сейчас моя любимая женщина Виола вьет наше новое гнездышко. А вот загородной или зарубежной недвижимости у нас нет. Поддержание дома — это большая головная боль, и задумываться над проблемой отопительных котлов или стрижки газонов у меня нет никакого желания.

 — Многие известные люди начинают заниматься тем или иным бизнесом. Вы не подумывали об этом?
 — Нет. Чтобы что-то делать хорошо, надо тратить на это много времени. Как востребованный артист я им, к счастью, не располагаю. Если ты начинаешь заниматься не своим делом, кто-то обязательно займется твоим. Поэтому я решил сконцентрироваться на том, что у меня самого неплохо получается. Открыть свое дело можно только с близкими друзьями. Но я не хочу ссориться с ними из-за денег, а финансовые размолвки в таких случаях неизбежны. Для меня отношения важнее денег.

 — Профессия музыканта считается довольно рискованной и нестабильной. У вас есть какие-то соображения по поводу смены амплуа в будущем?
 — Я предпочитаю решать проблемы по мере их поступления, однако кроме профессии певца у меня есть другая — ведущего. В этой роли я чувствую себя уверенно. Это отличная вторая профессия. Она не требует аренды помещения, аппаратуры. Это очень удобно.

 — Выступаете ли вы когда-нибудь бесплатно?
 — Для друзей, конечно, но это случается крайне редко. Я не люблю понятия «скидка» в нашей работе. Я давно решил, что либо мы работаем за гонорар, либо бесплатно. А вот когда малознакомые люди вдруг просят меня сыграть на вечеринке у их приятелей «по дружбе», я как-то даже теряюсь. Один раз для знакомых я могу бесплатно сыграть, но не постоянно. А если это знакомые знакомых, то не понимаю, почему я должен заниматься благотворительностью. Это твои друзья? Тогда ты можешь заплатить за них, и я спою. По-моему, это нормальная профессиональная этика.

 — Как вы строите общение с поклонниками?
 — Честно говоря, стараюсь держаться с ними на расстоянии. На моем сайте нет интерактива. Мне нельзя написать письмо и получить на него ответ. Я оберегаю свое личное пространство от посторонних. Даже когда мы выступаем на частных вечеринках, не терплю панибратства. Конечно, время от времени приходится слышать фразы типа «Валерок, поди сюда, спой нам». Но у меня всегда хватает чувства юмора тактично намекнуть хозяевам вечера, что мы с удовольствием играем для гостей музыку, но не претендуем на бокал на брудершафт с каждым из них.

 — Кто входит в ваш «ближний круг»?
 — Мой круг общения давно сложился и практически замкнулся. В основном это коллеги: Андрей Макаревич, Леня Ярмольник, Коля Расторгуев, Сережа Мазаев.

 — Считается, что дружить с артистами нелегко. Как вы реагируете на успехи коллег по профессиональному цеху?
- Я считаю, что если хочешь быть порядочным человеком, надо радоваться успехам другого. Если у кого-то что-то удачно сложилось — это лишний повод больше трудиться. Если у кого-то прошел яркий концерт, удался новый диск, получился хороший клип, для меня это повод стремиться к такому же высокому результату. Так что белая зависть — очень даже конструктивное чувство. В этом смысле мне импонирует определение понятия «гений»: «Гений — это человек, который знает, что талантлив и продолжает работать».

 — А как вы относитесь к тому, что многие считают ваш жанр легковесным и ставят ему в противовес классическую музыку?
 — Мне кажется, такое противопоставление лишено всякого смысла. Я очень люблю классику, но не стремлюсь догнать и перегнать Баха. Это другой жанр, другое настроение. И вообще все зависит непосредственно от человека, а не от названия жанра. Я уверен, что по сравнению со многими классическими исполнителями мы звучим и выглядим гораздо интеллигентнее. Хотя я не любитель проводить параллели.

 — Близка ли вам классическая музыка?
 — Безусловно. Как художественный руководитель эстрадного отделения Московского педагогического университета имени М. А. Шолохова я всегда объясняю своим студентам, что чем бы они в жизни ни занимались, пять лет, отданных музыке, — это огромный вклад в их будущее. Возможно, многие ребята после окончания университета и не будут заниматься музыкой профессионально, но возможность вечером сыграть любимому человеку Чайковского придаст их жизни новые оттенки. Именно это я не устаю повторять своим ученикам. Научиться играть классику, понимать ее и чувствовать — это огромный интеллектуальный труд. Люди, которые оказались способны на такое, по определению не поверхностны.

 — Что вам дает преподавательская деятельность?
 — Во-первых, профессорская должность. Мне это очень лестно. Во-вторых, живое общение. Каждый из ребят дает мне какой-то свой импульс. Мы много разговариваем, и думаю, мой опыт позволяет поделиться со студентами многими профессиональными секретами, которые в будущем помогут им найти себя.

 — Какие качества вы цените в студентах в первую очередь?
 — Трудолюбие. Есть немало талантливых учеников, уверенных в том, что их карьера удачно сложится сама собой. А это одно из самых распространенных и пагубных заблуждений, которые только существуют в жизни. Например, из тех 30 — 40 ребят, которые сейчас становятся как будто бы всенародно известными и даже любимыми благодаря телепроектам «Фабрика звезд», «Народный артист», буквально через пару лет останутся на плаву едва ли 3 — 4. А для остальных забвение станет очень болезненным ударом. Потому что успех надо развивать. Каждый день трудиться, нарабатывая связи с журналистами, продюсерами, спонсорами и так далее. Добиться успеха смогут только те, кто точно знает чего хочет и делает свое дело хорошо. Ко мне успех пришел через 20 лет после начала работы в шоу-бизнесе. Кому-то удается пробиться и через 5 лет. Главное — быть уверенным в том, что ты любишь свое дело и хорошо справляешься со своей работой. Рано или поздно успех придет. Я стараюсь своим студентам объяснить, что, для того чтобы преуспеть в работе, в жизни вообще, надо обязательно уметь концентрироваться и полностью отдаваться делу. Если я выступаю на сцене — я выкладываюсь на всю катушку и в это время не думаю о том, как буду вести завтра корпоративную вечеринку. Поэтому когда ребята приходят ко мне на занятия, первое и основное, о чем я их прошу: сейчас на всю катушку включиться в учебу. 4 — 6 часов в институте надо по полной программе вкалывать, а потом с чистой совестью можно по полной программе отдыхать и развлекаться. Я и сам по этому принципу живу. Сначала ударно работаю, а потом, после концерта, телеэфира, лекции, чувствую, что имею моральное право встретиться с друзьями и отдохнуть в приятной компании. Мы любим собираться в бильярдном клубе «Кино», ходим в «Сандуны», в рестораны. Я люблю концерты, где можно двигаться, свободно общаться с друзьями за бокалом вина.

 — Что для вас комфорт?
 — Бытом меня трудно испугать. Я столько лет провел в переездах по советским домам культуры, где на сцене горела печка, а туалет располагался на улице в ста метрах от ДК. Я знаю, что такое плацкартный вагон и помню, как мы с ребятами грузили концертную аппаратуру за две минуты стоянки поезда. Но именно поэтому сейчас я очень чувствителен к комфорту, особенно когда речь идет о перелетах в другие города. Как ни странно, организаторы концертов в большинстве своем считают перелет несущественной мелочью и очень удивляются моему упорному нежеланию лететь эконом-классом. Но я-то в дороге провожу полжизни, и сидеть в широком кресле, где можно расслабиться и отдохнуть, для меня по-настоящему важно. Когда мы улетаем с семьей отдыхать, я никогда не экономлю на авиабилетах. Хотя втроем слетать бизнес-классом в Австралию это серьезная сумма. Но я понимаю, что иногда обратная дорога может перечеркнуть все впечатления от отдыха. А я к своим впечатлениям очень бережно отношусь.

 — Как вы проводите отпуск?
 — Обычно у нас довольно насыщенная развлекательная программа. На месте я сидеть не люблю, по-этому в программе наших зарубежных вояжей всегда много переездов. Автотуризм — очень мною любимое занятие. А вот выездов на природу я не понимаю. Охота, рыбалка — это не ко мне.

 — Какая национальная кухня вам особенно нравится?
 — Я люблю простую еду, поэтому, наверное, из европейских вариантов ресторанов мне ближе всего итальянские. Хотя в каждой стране, где я бываю, обязательно пробую местные деликатесы, но лишь из любопытства. От изысков тоже устаешь, поэтому суп-пюре собайон ежедневно — не моя история.

 — Какие культурные мероприятия произвели на вас особенно сильное впечатление в последнее время?
 — Этим летом мы принимали участие в фестивале «Черешневый лес». Я считаю, что такого рода события в культурной жизни Москвы и моей творческой биографии — это действительно значительные вехи. Концерты Юрия Башмета, оркестра Спивакова, спектакли Резо Габриадзе — об этом приятно рассказать и вспомнить. На танцах, где мы играли, под нашу музыку танцевали Галина Волчек, Ингеборга Дапкунайте, Олег Янковский, Олег Табаков…

 — По каким причинам вы можете перестать с человеком общаться?
 — Если я чувствую, что мы перестаем быть друг другу интересными или явно расходимся в понимании тех или иных принципиально важных вопросов, я просто перестаю с человеком созваниваться, но это обходится без каких-то ярко выраженных «сцен». Eсли же человек настойчиво пытается продолжать отношения со мной, моя занятость позволяет свернуть наше общение достаточно интеллигентно и даже элегантно.

 — Работа на сцене требует значительного нервного, а иногда и физического напряжения. Как вы поддерживаете себя в форме?
 — Изредка хожу в спортклуб. Я называю это занятие «вялым фитнесом». Вес мне сбрасывать не надо, набирать мышечную массу я тоже не хочу. Поэтому похода в Word Class раз в неделю мне хватает. Для нас это скорее семейный выход в свет. Ведь обычно жена и дочка бывают в спортклубе вместе со мной.

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.
 
Я никогда не считал себя пупом земли
 
 
 
 
 
 
 
 
 






Наверх    Следующая статья