Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ИНТЕРВЬЮ >> «МОЯ ЛЮБОВЬ И БОЛЬ»

Аллу Сигалову бытовые мелочи ранят больше, чем катаклизмы планетарного масштаба

Всемирно известный хореограф Алла Сигалова недавно предстала в новом амплуа, показав в московском театре имени Пушкина премьеру драматического спектакля «Мадам Бовари» в собственной постановке. Ежеминутно занятая, разрывающаяся между городами, Алла больше всего ценит время, проведенное в кругу семьи. Об этом, а также о театре и путешествиях по свету она рассказала в эксклюзивном интервью нашему журналу.

Когда-то в Питере с вами произошла настоящая трагедия. Тогда, после полученной травмы стало понятно, что вернуться в балет вы не сможете. С каким чувством вы сейчас приезжаете в этот город?
Этот город — моя боль и любовь. Там есть места, где я и теперь, по прошествии нескольких десятков лет после своего отъезда, не могу находиться. С ними связаны мучительные и счастливые для меня переживания. Так уж устроен человек, что именно боль крепче всего запечатлевается в сердце. А радость… она забывается.

И как же вы поступаете с болью — смиряетесь, боретесь?
Я не смиряюсь, это точно. Я с ней живу…

Что особенно мешало вам первые годы жизни в Москве?
Застенчивость. Я училась на режиссерском факультете ГИТИСа, где говорить было необходимо, более того — громко и властно. Вот это было очень тяжело. Я всегда мечтала работать у Константина Аркадьевича Райкина, однако дважды во время прослушивания в его театре я начинала в прямом смысле слова заикаться. Но в конце концов мы все-таки нашли общий язык. Хотя случилось это не сразу.

Что же заставило его изменить свою точку зрения?
Райкин сам позвонил, после того как увидел мою работу хореографа в спектакле «Клоп» по Маяковскому.

Вы создали «Независимую труппу Аллы Сигаловой», однако спустя несколько лет распустили ее. Почему?
Всему свое время. Наступил момент, когда я переросла формат независимой труппы. Я устала быть рабом одного коллектива, одной истории и почувствовала, что мне необходимо расширить рамки своей деятельности. Для меня и всего коллектива это было счастливое и интересное время. Но мы все развиваемся, что-то меняем в жизни.

Со своим коллективом вы объездили весь мир. Какие гастроли запомнились более всего?
Однажды мы оказались в одной из стран Латинской Америки. Провели там гастроли. А когда пришло время возвращаться и ехать в аэропорт, наш автобус просто-напросто опоздал. И мы увидели только, как наш самолет вырулил на взлетную полосу. А все деньги были потрачены. К нашему ужасу ближайший рейс в Москву был только через неделю. Мы связались с российским посольством, там нас встретили и приютили. Целую неделю мы жили в шикарной резиденции российского посла, купались, загорали. На прощание дали представление в посольстве, чтобы отблагодарить его сотрудников за доброту и теплый прием. Это была одна из самых запоминающихся поездок.

Кто из хореографов современности вам особенно интересен?
Для меня всегда большая радость — новая постановка Пины Бауш, Матца Экка, Мориса Бежара. Я стараюсь не пропускать эти знаковые для всего балетного мира премьеры. Но моим любимым театром остается Мариинка, где можно увидеть звезд балета первой величины: Диану Вишневу, Ульяну Лопаткину, Фаруха Рузиматова. Я также езжу на театральные фестивали по всему миру, стараюсь не пропускать Авиньонский и Эдинбургский.

Если постановка откровенно слаба, позволяете ли вы себе уйти из зала раньше, чем она закончится?
Нет, никогда. На мой взгляд, это противоречит профессиональной этике. Ведь присутствующие в зале коллеги обязательно отметят мой уход. Поэтому, если я пришла на спектакль, балет, концерт или в оперу, до тех пор пока не опустится занавес и не утихнут последние аплодисменты, не считаю возможным уйти из зала.

Каковы ваши впечатления от проекта «Танцы со звездами», где вы были членом жюри?
«Танцы со звездами» на канале РТР — замечательное шоу, и я очень рада, что три месяца принимала участие в нем в качестве члена жюри. Многие из конкурсантов на меня произвели сильное впечатление своим упорством в достижении цели — в желании научиться танцевать. Я отношусь к ним с огромным уважением. Кроме того, очень рада, что благодаря этому проекту в нашей стране популяризуется танец.

Вы обладаете замечательным вкусом и на светских раутах неизменно оказываетесь в центре внимания. Где вы предпочитаете обновлять гардероб?
Чаще всего я покупаю интересные вещи в Японии и Америке. Мне кажется, там выбор одежды существенно больше, чем где бы то ни было. Причем я легко могу купить вещь неизвестного дизайнера. Никакого снобизма в этом вопросе у меня нет.

Какие культурные мероприятия вы считаете нужным посещать?
Я выхожу в свет очень редко. Поскольку во время гастролей и многочасовых репетиций очень скучаю по мужу и детям, стараюсь все свободное время проводить с ними. Мне очень жалко отрывать от сердца эти драгоценные минуты в кругу семьи. Но есть события, которые я стараюсь не пропускать. Среди них — выступления Гидона Кремера, Евгения Кисина, постановки Анатолия Васильева. Наиболее яркой работой последнего я по сей день считаю спектакль «Медея. Материал».

Какую музыку вы слушаете дома?
Классику. У нас дома постоянно звучат Моцарт, Верди, Гендель, Бах. В зависимости от настроения. А также мне очень нравится слушать джаз. Мы с мужем как заядлые меломаны привозим из каждой поездки ворох новых музыкальных дисков.

Бывают ли у вас моменты творческого бессилия?
Как и у всех творческих людей…

И что вы в таком случае делаете?
Продолжаю работать. Это единственный способ выйти из ступора.

А кто сейчас может сказать вам: «Алла, то, что ты сделала, никуда не годится!»
Никто. Только я сама себе это могу сказать.

И такое бывает?
Да, я знаю, что у меня было два неудачных спектакля.

Считаете ли вы возможным проявление деспотизма в работе с актерами?
Это бессмысленно и не нужно. Ведь речь идет о нашей совместной работе, которая может быть более или менее напряженной.

Но у вас с актером могут быть прямо противоположные взгляды на рисунок роли?
Такое бывает, но в этом случае мы ищем точки соприкосновения, и это тоже часть нашей совместной работы. Никто никого не ломает и не гнет.

Но иногда талантливые артисты бывают в жизни не очень гибкими?
Если я приняла решение работать с тем или иным артистом, то всегда найду с ним общий язык. Все-таки я уже 27 лет преподаю и некоторыми профессиональными навыками владею.

Умеете ли вы просить прощение?
Да, конечно. Это необходимо. Если понимаю, что была неправа, извиняюсь.

Вы хотите сказать, что вам легко признаться в том, что были неправы?
Да. Я бываю недовольна собой сплошь и рядом. И когда я это признаю, извиняюсь, для меня это хорошая возможность что-то переделать и исправить в лучшую сторону.

Недавно состоялась премьера «Мадам Бовари». Почему вы взялись за постановку именно этого произведения?
В определенные отрезки времени мы начинаем пульсировать в одном ритме с каким-то определенным художественным материалом. Так случилось, что для меня совсем недавно это был Флобер.

Со своим мужем Романом Козаком вы познакомились, уже будучи всемирно известным хореографом. Трудно ли было из властного руководителя собственной труппы перевоплотиться в слабую женщину?
Каждая нормальная женщина бывает слабой, и любая мечтает о крепком плече. Я в этом смысле совсем не исключение. К моменту нашей с Ромой встречи я научилась быть очень во многих вопросах самостоятельной. Однако дома я совсем не стремлюсь этими умениями пользоваться.

Вы привыкли извлекать нужные «краски» из артистов, лепить рисунок роли, который кажется прекрасным именно вам. Дома не происходит борьба за лидерство?
Конечно нет. Ведь дома я не хореограф, а жена и мама. Не в моих правилах перевоспитывать взрослых людей. Да это и не нужно совершенно. Ведь когда мы с Ромой принимали решение пожениться, было понятно, что мы не собираемся играть дома в театр.

Однако вы оба работаете в театре, а это помимо творческих радостей еще и напряжение, стрессы…
Да, конечно, у каждого из нас бывают трудные моменты, особенно во время подготовки нового спектакля. Но какой бы напряженной не была атмосфера на репетиции, я никогда не стану эмоционально погружать мужа в этот негатив. Лишь иногда могу поделиться, но только какими-то моментами трудного дня, не больше.

А как же нервные срывы?
Боюсь показаться скучной, но у меня нет потребности снимать напряжение с помощью битья посуды. Как профессиональная танцовщица, я достаточно хорошо владею не только телом, но и эмоциями, умею управлять своей нервной системой. Весь негатив я оставляю за порогом дома.

Анна Сигалова
Заслуженная артистка РФ. Окончила Ленинградскую Академию балета им. А.Я. Вагановой, Российскую академию театрального искусства (режиссерский факультет), ассистентуру Российской Академии театрального искусства по специальности педагог-хореограф. С 1987 по 1989 годы работала в качестве хореографа в театре «Сатирикон». С 1989 года — руководитель театра «Независимая труппа Аллы Сигаловой». С 2004 — профессор, зав. кафедрой пластического воспитания Школы-студии МХАТ.
Муж Аллы Сигаловой — Роман Козак, художественный руководитель театра имени Пушкина.
Травму позвоночника Алла получила в 19 лет. С тех пор она не могла танцевать партии классического балета, но выступать на сцене как танцовщица она продолжала. Главные роли в своих спектаклях она за эти годы танцевала не единожды.

Ощущаете ли вы финансовую зависимость от мужа?
Мы с Ромой неплохо зарабатываем оба, поэтому о финансовой зависимости речи нет. У нас разные счета в банке, но мне кажется, что это не проблема. Мы живем одной семьей и покупаем в наш общий дом все, что необходимо.

Что для вас главное для создания домашнего уюта?
Любимые люди. Я, честно говоря, много лет вела кочевой образ жизни, поэтому если скажу, что при виде родных занавесок или фикусов чувствую себя счастливой, то это будет не совсем верно. Так уж получается, что мы с Ромой вынуждены подолгу жить в разных городах. Это происходит, когда я уезжаю ставить спектакли в другие страны или уезжает он, чтобы преподавать в Америке. Поэтому когда наконец все вместе мы собираемся дома или же едем куда-то отдыхать, я чувствую себя очень уютно.

После рождения второго ребенка, когда вам было за 35, вы рисковали никогда не вернуться на сцену.
Я в тот момент была уверена, что больше не собираюсь танцевать. Но жизнь распорядилась иначе. Мне никак не удавалось найти исполнительницу главной роли в своей постановке «Циники» и… пришлось станцевать самой.

Вы используете свой авторитет при выборе профессионального пути для ваших детей или, наоборот, предоставляете им возможность в этом вопросе проявить самостоятельность?
Аня уже выросла, а вот Мишу стараюсь приучать делать выбор самому, отвечать за свои поступки. Я веду себя с ним как со взрослым. Сейчас модно растить детей в некой теплице под надзором нянь и домработниц чуть ли не до женитьбы. Мы же с Ромой решили, что хотим вырастить из Миши самостоятельного мужчину. Поэтому он давно уже приучен готовить еду, делать уроки, самому искать себе занятия, пока нас нет дома. И он вполне успешно справляется с этими задачами.

Вы хотели бы, чтобы сын пошел по вашим стопам и выбрал артистическую карьеру?
Нет. Мне хотелось бы для него более спокойной, размеренной и предсказуемой жизни. Поэтому от театра я его стараюсь ограждать. Миша успешно занимается спортом, а какую профессию он выберет, пока непонятно.

С какими недостатками ваших детей вы считали необходимым бороться в самой жесткой форме с раннего детства?
С необязательностью, высокомерием. Но мне кажется, попытки нравоучений не дают результатов. Ведь ребенок усваивает нормы поведения родителей.

А каким вы были ребенком?
Я всегда была девочкой с характером. И делала то, что считала нужным, несмотря ни на что. Если я была уверена, что мне занизили оценку, то мне хватало смелости спорить с педагогами. В годы учебы в балетном училище меня постоянно вызывали к директору, часто со словами: «Сигалова, что вы себе позволяете, как вы одеты!» Просто в то время я считала правильным ходить в достаточно короткой школьной форме. Спустя некоторое время это прошло, и меня стали вызывать к директору по другим поводам. Отстаивать свою точку зрения я всегда умела.

Считается, что талантливый человек талантлив во всем. Вы где-то говорили, что вам нравится фотография. Не пробовали себя в живописи, фотографии, дизайне?
Мне вполне хватает моей основной работы. А дизайном в нашей семье профессионально занимается моя дочь Аня. Правда, она давно живет не с нами.

Вы прислушивались к ее советам, когда оформляли квартиру?
Это было задолго до того, как Аня выбрала профессию. С тех пор у меня не возникало желания кардинально ее переоборудовать.

А стремление к уединенной жизни на природе, которое в последние годы стало модным у представителей богемы, вам не близко?
Если вы имеете в виду жизнь за городом, то она при моем ритме жизни невозможна. У нас, правда, есть дом в деревне, купленный одиннадцать лет назад, когда родился Миша. Однако сейчас мы бываем там гораздо реже, чем в те годы. Уединенной жизни на природе мне вполне хватает в режиме недельного отдыха с семьей.

Где вы предпочитаете проводить свой отпуск?
Моей хрустальной мечтой с ранней юности были греческие острова в Эгейском море. Такого покоя и умиротворения, как в этих уединенных райских уголках, мне не доводилось испытывать, пожалуй, нигде. Как только выдается возможность, мы стараемся вырваться хотя бы на несколько дней именно туда. А летом проводим два месяца в Бостоне, где преподает Рома.

А зимние виды отдыха вам не близки?
Как и всем людям из балетного мира, мне практически все зимние виды развлечений недоступны. Мы вынуждены особенно бережно относиться к здоровью. Вплоть до смешного. Я недавно была в Финляндии с нашими друзьями Колей Фоменко и Машей Голубкиной. Конечно, я не каталась с гор ни на санках, ни на горных лыжах. А в конце концов даже в сани, запряженные оленями, побоялась сесть. Так что зимний отдых свелся для меня к плаванию в аквапарке. Там по крайней мере было тепло. Так что теперь я стараюсь зимой выбираться с семьей в жаркие страны, где можно погреться на солнышке. Там мне гораздо комфортней.

Есть ли у вас защитный «панцирь» от негативных эмоций, которые вызывают несовершенства окружающего мира?
Я довольно редко включаю телевизор. Хотя творческие люди так устроены, что их ранят самые простые бытовые мелочи даже более болезненно, чем катаклизмы планетарного масштаба.

Есть ли у вас переживания по поводу своего возраста?
Мне часто говорят, что на своих фотографиях тридцатилетней давности я выглядела значительно более бледно, чем сейчас. Наверное, это нормально, когда какое-то время уходит на поиск себя. Сейчас я себе нравлюсь.

С каким чувством вы вспоминаете мужчин, которых вы любили прежде?
С огромной нежностью. Если я когда-то полюбила человека, я не меняю своего к нему отношения. Со многими из тех, кто был мне дорог когда-то, у меня и сейчас сохранились добрые дружеские отношения.

Однако вы сказали, что помните боль, а счастье забывается?
В любви и то и другое слишком тесно переплетено.

Ваши пожелания нашим читателям.
Хочется пожелать мужчинам позволить нам, женщинам, быть слабыми, находить в своем спутнике поддержку, защиту, а женщинам быть красивыми и любимыми.

Марина Долина

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья