Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ТЕЛЕВИДЕНИЕ >> ИГРАЮТ ВСЕ!

Продюсер и режиссер передачи «Что? Где? Когда?» Борис Крюк раскрывает секреты долголетия игры

Более 30 лет крутится на телевизионных экранах неутомимый волчок со стрелкой. Случайно увиденная режиссером Владимиром Ворошиловым в витрине детского магазина на Кутузовском проспекте игрушка-юла стала отправной точкой грандиозного телевизионного проекта и пристрастила к совершенно новой игре целое поколение телезрителей по всему миру.

В сентябре передаче «Что? Где? Когда?» исполнился 31 год. Есть ли на российском ТВ аналогичные по долгожительству передачи?
Кроме передачи КВН, которая идет с 1960-х годов, правда, с перерывом, других таких долгих проектов на нашем телевидении действительно нет.

В чем причина удивительной жизнеспособности телеигры «Что? Где? Когда?»?
У нее уникальная задумка, которая со временем менялась и развивалась, подстраиваясь под современность. И хороша она тем, что зритель может подглядывать за мыслящими людьми, наблюдать реалити-шоу, где все непредсказуемо, конечный результат никогда не известен. К тому же, соперничество в игре двух неравных сторон — задающих вопросы телезрителей и ищущих ответы знатоков — вынуждает зрителя болеть за тех, на кого «нападают», то есть за знатоков. Такова интрига.

Все было просчитано заранее?
Не думаю. Скорее, так получилось. И интрига работает. Еще есть элемент случайности — никто, в том числе ведущий и режиссер, не говоря об участниках игры, не знает, что будет в следующий момент — это невозможно запрограммировать. Я всегда объясняю простую математику. Если гипотетически предположить, что на стол положены 6 вопросов, на которые знатоки ответят, и 6 вопросов, на которые знатоки не ответят, то благодаря волчку счет может быть и 6:0 в любую сторону, и 6:5, в зависимости от того, в каком порядке эти вопросы попадут. На игре мы все зависим от волчка, и никто не сможет просчитать, как он себя «поведет».

В одном из интервью вы назвали игру «Что? Где? Когда?» мыльной оперой. Почему?
Александр Друзь играет со студенческой скамьи, сейчас играют его дети, через 10 лет начнут играть внуки — разве это не признаки многолетнего семейного сериального шоу? Еще один секрет долголетия игры состоит в том, что сформировалось целое поколение телезрителей, приученных смотреть передачу. В 1980-е по телевизору показывали одно и то же, кроме передач КВН, «А ну-ка девушки», «А ну-ка парни», «Взгляд», «До и после полуночи» было нечего смотреть.
В результате эти передачи становились настолько большим событием, что их смотрели все. У современной молодежи гораздо больший выбор, хорошо, если телевизор смотрят 10 — 15% аудитории, сформировать своего зрителя какой-либо одной телепередаче становится все труднее.

Что? Где? Когда?
Телепередача «Что? Где? Когда?» впервые вышла в эфир 4 сентября 1975 года. Автор и ведущий до 2001 года - Владимир Ворошилов. Международная ассоциация клубов «Что? Где? Когда?» (МАК) - общественная неправительственная организация. Создана в 1989 году по инициативе В. Ворошилова. Президент ассоциации Наталья Стеценко - соавтор основателя игры. Телеигра «Что? Где? Когда?» пользуется связью от компании «КОМСТАР», в том числе услугой телеголосования.

В истории игры на вашем сайте говорится: «В игре появился волчок», как если бы речь шла о действующем лице спектакля. А какова история его появления?
Волчок и минута обсуждения — это две вещи, на которых держится наше шоу — если бы их не было — не на что бы было смотреть. История появления волчка очень проста — Владимир Ворошилов увидел его в Доме игрушки на Кутузовском проспекте, купил, прикрепил стрелку и ввел в игру. Без него было всего несколько игр — семейная викторина, где вопросы семьям задавались по очереди.
Волчок и круглый стол со знатоками появились в одно время. И это время считается началом рождения передачи «Что? Где? Когда?».

Чем нынешняя игра отличается от игры того времени?
За 30 лет игра много раз менялась, накопилось столько отличий, даже трудно все вспомнить. Когда-то в качестве приза победители получали книги, потом было казино, играли на деньги, сейчас на деньги не играют, нынешний формат больше похож на игру 1980-х.

Почему вы вывели из игры деньги в качестве приза?
На определенном этапе введение денег в игру было актуальным, но потом мне показалось, что зритель начал воспринимать переживания знатоков как переживания из-за денег, хотя в реальности это было не так.

А телезритель с годами меняется?
Человек, которому интересно что-то придумывать, узнавать новое — это всегда личность определенного склада, независимо от того, какое у него образование, где живет и чем занимается. В природу человека заложено любопытство, желание задавать вопросы. Поэтому наш телезритель — это всегда именно такой человек.

Телезритель по-прежнему активен? В чем, на ваш взгляд, причина такой активности?
Во-первых, желание прославиться среди друзей. Во-вторых, очень часто бывает так — в жизни столкнулся с какой-то задачкой, и, не важно, решил ее или не решил, возникает идея: «А спрошу-ка я у знатоков!» Человек обращается к нам как к высшей инстанции, способной проверить истину. Кто-то зарабатывает на этом деньги — как известно, в отличие от знатоков, победившие зрители получают денежные призы. Есть люди, которые понимают, что самое интересное надо искать не в газетах и журналах, а в редких книгах — они идут в библиотеку, там находят удивительные факты. У таких телезрителей самый большой процент интересных вопросов. Это своего рода наши профессиональные игроки. Так что вопросы пока еще не приходится самим придумывать.

Как составляются вопросы передачи?
Вопросы формулируют не авторы, а редакторы, от телезрителя, как правило, исходит только тема вопроса. Тем не менее авторство вопроса остается за телезрителем, поскольку от него мы получаем первоначальный толчок. Вопросов, которые доходят до экрана в таком виде, в котором были присланы на передачу, немного — около 10%.

Вас самого привлекает в этой игре познавательная составляющая?
Я себя не развлекаю передачей и не обучаю. Мне просто интересно ее делать, меня увлекает ее непредсказуемость, сам игровой процесс, но я не отношусь к передаче как к источнику получения знаний.

Что нужно делать, чтобы попасть в ваш клуб в качестве знатока?
Попасть к нам на телевидение очень трудно. Но во многих городах — и маленьких, и больших, существуют клубы знатоков. Они постоянно соревнуются между собой — проводятся турниры городов, стран, чемпионаты мира — это огромное движение. Если человек чувствует в себе способности и возможности, то ему надо сначала в клуб. Если увидит, что он выше всех на голову, то до телевидения дойдет автоматически.

Сколько человек в мире играет в «Что? Где? Когда?»?
Точной статистики у нас нет, но приблизительно сообщество игроков составляет около 40 тыс. человек.

Это члены международной ассоциации клубов «Что? Где? Когда?», возглавляемой Натальей Стеценко?
Да, но есть еще множество людей, которые играют, но не входят в международную ассоциацию — школьники, студенты. Существуют летние лагеря, играющие в «Что? Где? Когда?» — мы не успеваем за всем следить. В основном, этим занимаются наши знатоки на местах.

В каких странах играют в игру?
Практически во всех бывших советских республиках, а также в Финляндии, Чехии, Болгарии, Израиле, Германии, США, Канаде. Все члены команд — выходцы из бывшего СССР, игра проходит только на русском языке. И это принципиально, поскольку «Что? Где? Когда?» — это еще и язык. Большинство вопросов строится на многозначности русских слов. Были попытки международных игр. Но иностранцы оказывались в неравном положении.

Борис Крюк
Родился 18 августа 1966 года в Москве. Окончил школу с английским уклоном. Увлекался математикой. Окончил факультет «Материалы и технологии» МГТУ имени Н.Э. Баумана. После окончания института по сей день работает на телевидении. Сейчас - в качестве режиссера-постановщика, продюсера и ведущего телеигры «Что? Где? Когда?» (Первый канал). Женат, воспитывает двоих детей.

Ваши передачи всегда выходят в прямом эфире. Это непременное условие?
Прямой эфир — это совершенно другая ответственность перед зрителем. Телезритель становится полноправным соучастником турнира, может задавать вопросы, принимать участие в голосовании. Я знаю, например, по спортивным соревнованиям, что смотреть прямую трансляцию намного интересней.

Вы выступаете в качестве ведущего, режиссера-постановщика, продюсера телепередачи. Вы легкий или тяжелый человек в работе?
Говорят, тяжелый. Работаю коротко и интенсивно. Не люблю, когда часами что-то перемалывают, рассказывают, как тяжело работать. Я — конкретный человек. Ворошилов говорил: «Важен результат, а процесс никого не интересует». Он прочитал в законах Мерфи, что сложную работу надо поручать ленивому сотруднику, потому что он найдет самый простой и быстрый путь решения. Он надо мной все время смеялся, и как ленивому, но ответственному сотруднику поручал сделать то, что я делал действительно быстро и эффективно. Я могу думать над вопросом 10 минут, если сразу не приходит решение, то откладываю на 3 — 4 дня, потом решение придет само. Работаю на озарении.

Что в передаче появилось нового в связи с вашим приходом?
Ворошилов по складу своему художник — у него было больше художественных образов в зале, он любил живые, настоящие предметы — вензеля, свечи, канделябры, очень тщательно работал над антуражем. Я же скорее игрок, меня значительно больше увлекает сам процесс игры.

Самый первый вопрос в игре был от мальчика Бори Крюка. Вы помните вопрос?
Это была шахматная задачка.

Из каких детей вырастают телеведущие?
Единственное, почему мне нравится вести передачу «Что? Где? Когда?», это потому что не надо выходить в кадр. А телеведущие, как мне кажется, вырастают из детей, которые хотят, чтобы их заметили. Я, как видите, наоборот, скрываюсь от камеры. Даже когда пришлось вести «Любовь с первого взгляда», чувствовал себя некомфортно. Мне значительно удобней закадровая работа.

Не возникало желание придумать новую телевизионную игру?
Нет, у меня год распланирован так — сколько физически можно сделать передач «Что? Где? Когда?», столько мы и делаем. И если бы оставались время и силы, то лучше бы еще добавили передач. К тому же я не вижу смысла в том, чтобы делать что-то новое — тогда эта передача не сможет долго жить. У нее, как и у КВН, один из рецептов долголетия состоит в том, что и Владимир Ворошилов, и Александр Масляков занимались (Масляков занимается и сейчас) только одной передачей. Если она становится делом жизни автора, то живет долго.

Елена Семеркина

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья