Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
МАСС-МЕДИА >> МОСКОВСКОЕ ЭХО

Разговорная радиостанция успешно конкурирует с телевидением

Год назад на юбилейном вечере в честь 15-летия радиостанции «Эхо Москвы» редакция делилась с присутствующими наполеоновскими планами. Что изменилось за год? Генеральный директор радиостанции Юрий Федутинов считает, планы завоевать мир отчасти осуществились: сегодня «Эхо Москвы» можно слушать и принимать на «бытовые приборы» практически во всем мире.

Под «бытовыми приборами» вы подразумеваете компьютеры, подключенные к сети Интернет и мобильные телефоны с функцией GPRS?
Да. Я, например, слушал «Эхо Москвы» не в каком-то особом формате, а с помощью обычного компьютера-наладонника, находясь на Большом Барьерном рифе в Австралии. Я знаю людей, которые слушают «Эхо» по пути на работу из пригородов Нью-Йорка и Чикаго на средних волнах, по сотовому телефону в Тель-Авиве. Любой абонент «НТВ Плюс» может слушать «Эхо» с помощью спутниковой тарелки. Возможности, которые предоставляет нам Интернет, спутниковые системы и даже обычные радиотехнологии — безграничны. Кому сказать, австралийский слушатель просит администрацию президента России пресечь разгул демократии в эфире «непатриотичного» радио «Эхо Москвы»… Поэтому с точки зрения завоевания мирового пространства — да, наши планы осуществились.

Ваш совместный с телеканалом RTVI проект можно считать началом телевизионной экспансии?
Больше трех лет мы сотрудничаем с русскоязычным телевизионным каналом RTVI. Отрабатываем мультимедийный формат программ, которые идут одновременно в радио- и телеэфире. RTVI — телеканал глобального вещания — его смотрят в Израиле, Европе и Штатах. Сотрудников «Эха» знают в лицо во всем мире.

Будет ли RTVI транслироваться на российскую аудиторию?
У телеканала есть своя российская аудитория. Кто-то смотрит программы спутникового ТВ, кроме того, передачи регулярно воруют кабельные сети, особенно в российской глубинке.

Вы не являетесь единственным разговорным радио в российском эфире. Но музыкальных радиостанций все же несопоставимо больше. Конкурентное окружение расслабляет?
Нисколько. Несмотря на то, что какое-то количество разговорных радиопроектов прекратило свое существование, на их месте возникает огромное количество новых. Вместе с нами за аудиторию борются «Маяк», «Радио Россия», «Говорит Москва», «Культура», City FM, зарубежные голоса. Но мы в эфире уже 16 лет. Для информационного, разговорного радио это срок, обеспечивающий значительное конкурентное преимущество. В нашем формате аудиторию формируют годами.

Вы конкурируете в основном с государственными радиостанциями?
Есть группа радиостанций, которая получает бюджетное финансирование. Хотим мы того или нет, но как налогоплательщики мы оплачиваем работу нескольких радиостанций, которые выполняют определенный социальный заказ. В остальном, это такие же радиостанции, как и мы, зарабатывающие деньги обычным для радийного бизнеса способом. Благодаря столь экзотичной ситуации, где государство конкурирует со своими налогоплательщиками, мы боремся за существование, за своего радиослушателя, находимся в постоянном поиске. Информационно-разговорное радио — это, пожалуй, самый затратный и самый сложно окупаемый проект, причем не только в России, но и в любой стране мира.

Тем не менее ваша радиостанция прибыльная. Это явление уникальное?
Это очень редкая история, по крайней мере в России больше такого нет.

Кому принадлежит эта заслуга?
Это работа и управленцев, и команды, и, что греха таить, везения и долготерпения — проект шел на самоокупаемость достаточно долго. Первый раз мы поделили прибыль в 1991-м году. А дальше — обвальный рост цен, гиперинфляция… Время было очень непростое — государственные радиовещатели платили за радиопередающие устройства в десятки раз меньше, чем частные. А в те времена радиопередающие устройства в структуре расходов радиостанции были основными. И сегодня, когда мы открыто говорим о том, что у нас самые дорогие услуги связистов, рост цен на них продолжается.

Не возникало соблазна поменять формат?
Музыкальное радио мы просто не умеем делать — всю жизнь работаем на разговорном радио. Поэтому мы держались за то, что умеем делать. Как тот сапожник, который делает хорошие сапоги. В какой-то момент возникли трудности со сбытом. Что делать? Переучиваться и начинать делать плохие туфли или сокращать расходы, обновлять ассортимент, но продолжать делать хорошие сапоги? Кстати, соблазн поменять формат возникал тогда у многих радиостанций, и они шли на это. Но примеров удачной конверсии я не знаю. Вспомним «Радио Россия» — «Ностальжи», «М-Радио». Этих радиостанций уже нет.

Кому принадлежит бизнес-идея создания разговорного радио, которой вы так верны?
Когда возникла эта идея, таких слов как бизнес-идея и бизнес-план вообще никто не употреблял. 16 лет назад в эфире было засилье французов: «Европа плюс», «Ностальжи», «М-радио», и одна американская радиостанция «Радио Максимум». «Эхо Москвы» была первой абсолютно русской радиостанцией — у нас был русскоязычный контент, русский капитал, ни одного иностранного учредителя у нас никогда не было. При всем при этом, мы учились на опыте западного радиобизнеса, прекрасно знали структуру западной радиоаудитории, специфику музыкальных и разговорных станций. И хотя музыкальный формат выглядел более привлекательно, у разговорного радио просто не было конкурентов.
К слову, обратите внимание, как трудно заходит иностранный капитал в Россию — все «протежируем» отечественного производителя. В то время как в радиовещании изначально тон задавали иностранцы. Однако мы выдюжили. И сегодня российский капитал в этом секторе фактически вытеснил иностранный. И не благодаря, а вопреки государственной политике. Вы знаете другой такой пример?

Портрет вашего слушателя за 16 лет изменился или остался прежним?
Наша аудитория растет достаточно динамично. Это прежде всего люди либеральных профессий — врачи, учителя, руководители, не менеджеры среднего звена (как правило, молодого возраста), а топ-менеджеры постарше, с высшим образованием. Радиостанцию слушают больше дома. В отличие от музыкальных радио, у нас не фоновое прослушивание — «Эхо Москвы» включают и слушают целенаправленно, будто телевизор смотрят или газету читают. Несмотря на то, что музыкальных радиостанций становится все больше и больше, на сегодняшний день «Эхо Москвы» и «Маяк» — наиболее динамично развивающиеся радиостанции.

Почему, на ваш взгляд, «Эхо Москвы» не теряет своих позиций?
Разговорное радио — это средство массовой информации для людей определенного круга и определенного возраста. Слушатели после 40 лет — это наша аудитория. И так во всем мире. К счастью для нас и для нашего бизнеса, прошло то время, когда считалось, что люди старше 40 — это те, у кого нет денег. Сегодня это достаточно состоятельная и состоявшаяся часть нашего общества, и, как показывают исследования, «Эхо Москвы» — их радиостанция.

Что такое «Эхо Москвы»
Радиостанция «Эхо Москвы» — информационно-разговорная радиостанция. Зарегистрирована 9 августа 1990 года, первый выход в эфир 22 августа 1990 года. Непрерывное круглосуточное вещание. «Эхо Москвы» ориентировано на новостное вещание, основные программы — новости политики и культуры, обзоры прессы, беседы с гостями, интерактивное общение со слушателями, авторские программы на различную тематику. Еженедельная аудитория — около 900 тыс. человек. Потенциальная аудитория — около 25 млн человек. Главный редактор «эха Москвы» — Алексей Венедиктов (на снимке).
Радио «Эхо Москвы» является корпоративным клиентом компании «КОМСТАР — Объединенные ТелеСистемы», в том числе, пользуется услугами телеголосования.

На протяжении всего вашего круглосуточного эфира присутствует интерактив. Что есть для вас общение со слушателем?
Это прежде всего наш ответ Интернету. Мы все время ориентируемся на западный опыт. Понимаем, что сегодняшний день в Москве — это вчерашний в Нью-Йорке и завтрашний в Екатеринбурге или Саратове. И что же мы видим? Ни в одной из европейских стран, США, Канаде, Японии радио не уступило своих позиций Интернету, в отличие от телевидения. Почему? Потому что радио, как и Интернет, это прежде всего способ общения. В этом плане наши союзники — провайдеры различных коммуникационных услуг — «КОМСТАР», МТС, «Голден Телеком», «Корбина», ОСС, «Мобайл Экспресс», которые позволяют нам в том или ином виде получить реакцию аудитории.
Мы — одна из немногих структур, продолжающих пользоваться пейджером, кстати, очень удобной формой связи. Мы используем Интернет, электронную почту, одними из первых включили в эфир телефонное голосование, наконец, прямые многоканальные телефоны — все для того, чтобы получить мнение слушателя.

Чем для вас так ценно мнение слушателя?
Новые технологии позволяют учитывать и отражать мнение тысяч слушателей одновременно. Конечно, это не социология. Наша задача — развлекать слушателя таким образом, чтобы у него не складывалось ощущение, что он теряет время, чтобы он был доволен и оставался с нами. Сошлюсь на социологов компании «Комкон-2»: более 30% наших слушателей называют «Эхо» любимой радиостанцией. Более преданной аудитории, чем у нас, нет ни у кого. Это означает, что нашим конкурентам придется искать свою аудиторию в другом месте.

В вечерние и утренние часы вы даже перетягиваете на себя телевизионную аудиторию?
Если мы с вами посмотрим последние исследования — за август 2006 года — то увидим, что пик прослушивания «Эха Москвы» — утренний и вечерний прай-тайм — совпадает с телевизионным. Мы полагаем, что в отсутствие дискуссионного, многополярного телеэфира «Эхо» представляет собой достойную альтернативу.

Звезды тележурналистики — Сергей Доренко, Евгений Киселев — очень органично вписались в ваш радиоэфир…
Они в прошлом радиожурналисты. Поскольку на современном телевидении им не нашлось места, мы просто взяли всех телевизионных звезд к себе, и от этого очень выиграли. Согласно исследованиям «Комкон-2», поразительный рост нашей аудитории в год 15-летия произошел именно в связи с их появлением. Я считаю, что во многом нам просто очень везло. Кому-то повезло с ценами на нефть, кому-то — с журналистами.

Каких же все-таки политических взглядов придерживается «Эхо Москвы», ведь в вашем эфире можно услышать всю палитру политических мнений современной России?
Мы не исповедуем никаких политических взглядов. Наша позиция — в эфире не может быть фашизма. Коммунисты, социал-демократы, либералы — пожалуйста.

Интонация многих ваших передач — дерзкая, ироничная, в том же духе выглядят и самопрезентации сотрудников «эха» на вашем сайте. Как вы подбираете сотрудников — по наличию этой интонации, или она формируется уже в процессе работы?
Ну, во-первых, нам помогают телевидение и газеты, когда избавляются от лучших журналистов. Во-вторых, мы вынуждены занимать агрессивную позицию и в эфире, и в бизнесе, и в жизни.

Что имеете в виду?
Если разговор в эфире будет нудным… 40 радиостанций, в том числе не менее 10 — разговорные. Почему слушатель должен выбрать «Эхо Москвы»? Потому что мы умные, мы развлекаем умных людей лучше, чем другие. Тину Канделаки и Женю Киселева слушатели знают по телеэфиру, по картинке, заинтригованы, а какие они на радио, без помощи картинки? Удивительно, Женю Киселева критиковали за странную форму подачи на телевидении, а на радио — это просто прайм-тайм.

Как вам удается «нащупывать» самые актуальные темы?
Не мы формируем программы, а наши слушатели — они задают вопросы, они нас ругают и критикуют. У нас нет предварительного прослушивания звонков, и иногда в эфире прорывается такое! Мы спорим со слушателем, ругаемся — если слушатель на нас, то и мы на него. Потом на нас ругаются регулирующие органы. Сами мы, правда, не без греха. Вот недавно рассказывали про «движение несопротивления» (вместо «Движения неприсоединения»), которое громило и клеймило американский империализм…

Среди ваших гостей — звезды политики, бизнеса, шоу-бизнеса, и не только отечественного. Как вам удается их заполучить в эфире?
Большая работа по выстраиванию отношений. Их действительно очень трудно заполучить и прежде всего из-за занятости. Очень важно было расположить радиостанцию на Новом Арбате — вот Кремль, вот Белый дом, вот Охотный ряд — мимо нас не проедешь. Но это лишь один, и не самый большой секрет.

Бывает, что люди отказываются от приглашения прийти к вам в студию?
Почему-то нас не жалует мэр Москвы. Несмотря на то, что это замечательное помещение мы имеем не без его непосредственного участия. Самое главное для нас, чтобы человек пришел и не «нагрузил» аудиторию, а сказал что-то новое, нетрадиционное, полезное. Чтобы он раскрылся с неожиданной стороны, проболтался, улыбнулся… Мы — полезное радио, и это знают наши коммерческие партнеры.
Как бы это смешно ни звучало, но многие официальные лица впервые узнавали новость о себе от нас. Виктор Черномырдин в расцвете своей карьеры несколько раз узнавал о том, что его сняли, от «Эха Москвы». Когда люди приходят на «Эхо», они видят непринужденную обстановку, раскованных журналистов, руководство, которое бегает с расстегнутой рубашкой, абсолютно неформальную тусовку. Но на самом деле — здесь жесткая система управления, ежедневный тяжелый труд, постоянный мониторинг слушателей, ежедневное сканирование рынка. Есть миф — «Эхо Москвы» политическая радиостанция. За него нам достается больше всего — каждый день приходим на работу как в последний раз. Все 16 лет каждый день — что битва. Бизнесу это очень мешало и мешает до сих пор. Но по внешнему виду этого не скажешь — все хорошо, все легко.

Почивать на лаврах не приходится?
Лавры — это просто одно из проявлений мифа. А мы в основном сидим на шипах. Вот и подпрыгиваем!

Елена Семеркина

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья