Ваш логин:
Ваш пароль:

Регистрация
запомнить меня
Забыли пароль?
На главную
Обратная связь
Карта сайта
Хроника COMSTAR Новости рынка Индекс
ЭВОЛЮЦИЯ >>ЭТО БЫЛО В КРОНШТАДТЕ

Александр Попов не запатентовал изобретение радио, потому что исследования были секретными

В середине 1960-х годов в одной из нью-йоркских газет появилось шутливое объявление: «Продам доставшийся мне по наследству радиоприемник, принадлежавший лично Христофору Колумбу». Впоследствии автору объявления пришлось нелегко. В течение долгого времени он получал письма от желающих немедленно приобрести «техническую реликвию». Радио настолько прочно вошло в жизнь, что казалось, - оно существует с незапамятных времен. «Покупатели» были уверены, что в путешествиях к далеким берегам Индии или Америки знаменитый мореплаватель просто не мог обойтись без радиосвязи.

Итальянский физик Маркони
не случайно для презентации
своего изобретения выбрал
Лондон

Телеграф и телефон - великие изобретения XIX века - имели «общую ахиллесову пяту»: для передачи информации требовались провода. Однако проложить кабель из одной точки пространства в другую удается далеко не всегда. Кабельная связь, например, не может использоваться между морскими судами, маршруты которых пролегают в тысячах километрах друг от друга.

В 1891 году американский изобретатель Томас Эдисон получил патент на прибор, при помощи которого без проводов на расстояние 200 метров были переданы электрические сигналы с движущегося корабля на берег. Но гениальный физик не стал разрабатывать это направление, увлеченный другими идеями.

Техническое недоразумение

Главный инженер управления правительственных телеграфов Великобритании Уильям Прис не являлся изобретателем. Но был хорошо информирован обо всем, что касалось электричества. Поэтому мимо его внимания не прошло сообщение служащих лондонского телеграфа о том, что в телефонных аппаратах на улице Грей-Стоунроуд слышны какие-то посторонние сигналы. Проведенные Присом опыты показали, что виновники происшествия - находящиеся под землей телеграфные провода. Они издавали электрические колебания, которые улавливали телефонные аппараты. Техническое «недоразумение» впервые было отмечено в 1884 году.

Прис тщательно изучал непонятное явление, эти исследования дали ему основание написать впоследствии следующие строки: «Есть мнение, что трудно изобрести что-то новое, а воплотить идею на практике гораздо проще. Но это не всегда так. Я горжусь тем, что мог содействовать продвижению изобретения такого масштаба, как радио». Правда, счастливого момента пришлось ждать 12 лет.

Весной 1896 года в Лондон приехал молодой итальянский физик Гульельмо Маркони. Он привез устройство, при помощи которого можно было вести беспроводную связь. Автор уверял, что его прибор может улавливать электрические сигналы на расстоянии до трех километров. В сопроводительном письме в лондонский Королевский институт Маркони упоминал, что функционирование прибора «основано на действии герцевых волн и когерера Оливера Лоджа» (см. об этом раздел «Трубка с опилками»).

Есть предположения, что и в отношении когерера Маркони был не совсем точен. В своем приборе он использовал не когерер Лоджа, а усовершенствованный прибор русского ученого Александра Попова. Но упоминать это имя итальянский физик не посчитал нужным. И причины для того имелись очень веские, поскольку уже тогда в авторстве изобретения возникли бы большие сомнения.

Итак, когда Маркони заинтересовался беспроводной электрической связью, был уже известен и источник радиоволн, и достаточно чувствительный индикатор. Все сделанное предшественниками Маркони обратил в новое качество.

Столицу Великобритании для продвижения своего изобретения он выбрал не случайно. Здесь ему была обеспечена поддержка и покровительство со стороны влиятельного кузена Дэвида Джемсона. Джемсон хорошо знал - юный итальянец настойчив, дальновиден и честолюбив. Поэтому постарался быть максимально полезным юноше. И сделал все, для того чтобы Маркони не забыл, что именно ему он обязан первыми успехами в науке и бизнесе.

Трубка с опилками
В 1888 году в «Лондонском научном ежегоднике» немецкий физик Генрих Герц сообщил о создании им двух приборов. Один из них - вибратор, который испускает электрические волны. Другой - резонатор, их улавливает. Таким образом, Генрих Герц стал первым ученым, сознательно управлявшим электромагнитными волнами. Но он так и не вышел со своими опытами за пределы лаборатории, не осознавая значения практического применения своего открытия.
Английский физик Оливер Лодж на основе изобретения француза Эдуарда Бранли создал индикатор радиоволн, который назвал «когерер» (от лат. cogerentia - «сцепление»). Когерер представлял собой стеклянную трубку, в которой находились магнитные опилки. Под воздействием электрического заряда опилки слипались. Для того чтобы они снова рассыпались, по трубке ударял молоточек, приводившийся в действие часовым механизмом. Войти в историю в качестве изобретателя радио Лоджу не удалось - не хватило совсем малого: догадаться, что электрические сигналы должны передавать уже изобретенные Сэмюэлем Морзе точки и тире.

Прежде всего родственники отправились к одному из самых влиятельных лондонских адвокатов по патентному праву. После получения патента «только изобретатель имел право на изготовление предмета изобретения, его распространение и применение в практических целях». Однако чтобы получить желанный документ, требовалось не только представить техническое описание прибора, но и продемонстрировать его действие в Королевском институте перед британской научной общественностью.

Здесь-то и пригодились связи Джемсона. Он обратился к Уильяму Прису за практической поддержкой. Тот решил вложить свое доброе имя талантливого инженера и честного администратора в большое и прибыльное, как он справедливо полагал, дело. Управление телеграфов Великобритании получило от главного инженера указание - предоставить Маркони необходимое техническое оборудование, транспорт, обслуживающий персонал, а также базу на Бристольском канале для проведения опытов.

Управление телеграфов Великобритании предоставило Маркони
техническое оборудование, транспорт и персонал

Счастливое лето 1897 года

Первая официальная демонстрация опытов состоялась в сентябре 1896-го. В декабре того же года Прис выступил с публичной лекцией и демонстрацией действия приборов. С этого момента к работе Маркони присоединился сотрудник военного ведомства и адмиралтейства капитан Генри Брэдуордин Джексон, который пытался проводить секретные опыты по беспроводной телеграфии по заданию военного ведомства Великобритании. Ассигнования на проведения работ многократно увеличились.

4 июня 1897 года Прис сделал доклад в Королевской академии, текст которого был напечатан в журнале «Электричество» 11 июня 1897 года. С этого дня имя Маркони не сходило со страниц английских газет и журналов. 2 июля 1897 года он стал счастливым обладателем патента на право «усовершенствовать аппаратуру для передачи электрических сигналов».

Сам Маркони мало что изобрел. Но сумел добиться практических, нужных флоту Великобритании результатов. И, что немаловажно, сумел поставить изобретение на крепкую коммерческую основу. Уже в 1897 году он основал «Компанию беспроводного телеграфа Маркони» суставным капиталом 100 000 фунтов стерлингов (около 1 млн золотых рублей). А в 1900-м появилась «Компания международной морской связи Маркони».

Итальянский физик очень глубоко внедрился в радиотелеграфию Британии, в 1912 - 1913 годах в стране даже разразился «скандал Маркони». Общественность обвинила правительство в том, что оно было подкуплено компанией, желавшей получить полную свободу действий на английском рынке электрической промышленности. Однако Маркони, защищенный от нападок репутацией гениального изобретателя чудесной связи, продолжал капитализировать свое изобретение.

В протоколах Русского физико-химического общества от 7 мая 1895 года есть запись о том, что преподаватель Минного офицерского класса Александр Степанович Попов демонстрировал приборы, издающие и воспринимающие электромагнитные волны

При этом мало кто знал, что в британском патентном законодательстве был слабый пункт: патент надежно защищал права изобретателя на территории Британской империи, но не обозначал мирового приоритета в той или иной области. В Великобритании патент выдавался на основании заключения, сделанного английскими учеными, - Королевская академия не проводила экспертизы исследований, сделанных учеными других стран. Таким образом, полученный Маркони патент означал только то, что в Великобритании подобной заявки никто не подавал. Хотя работы в этом направлении велись во всем мире. Бранли и Лодж, стоявшие у истоков радио, не раз говорили о том, что приоритет в изобретении радио принадлежит русскому ученому Александру Попову.

Триста рублей под отчет

В протоколах Русского физико-химического общества от 7 мая 1895 года есть запись о том, что преподаватель Минного офицерского класса Александр Степанович Попов демонстрировал приборы, издающие и воспринимающие электромагнитные волны. Статьи о них были напечатаны в журналах «Электричество» и «Метеорологический вестник». В то время Минный офицерский класс в Кронштадте был лучшим в России электротехническим учебным заведением, располагавшим новейшим оборудованием. Здесь работали талантливые ученые, которые совмещали преподавание и научную работу. Все это дало возможность Попову заниматься важной для него проблемой - электромагнитными волнами, интересовавшими физиков всего мира. Но вплотную ученый занялся этим после посещения Всемирной выставки в Чикаго, проходившей во время третьего Международного электротехнического конгресса.

К тому времени Попов уже являлся создателем прибора, который он назвал «грозоотметчик». Прибор был установлен в Лесном институте в Петербурге. Действие аппарата сводилось к успешному обнаружению и регистрированию грозовых разрядов на расстоянии до 30 километров. Однако основные научные изыскания ученый проводил в области беспроводной телеграфии, которые начал еще в 1888 году, сразу же после сообщений об опытах Герца. Высказывания очевидцев свидетельствуют, что опыты оказались весьма успешными. Тем не менее их результаты широкой огласке не предавались. Профессор Владимир Лебединский писал в своих воспоминаниях: «... работы Попова велись под контролем Морского министерства и не могли быть разглашаемы...» По всей видимости, именно это стало причиной того, что Попов не запатентовал свое изобретение.

К весне 1897-го ученый сделал несколько приборов, которые были установлены на военных кораблях Балтийского флота. Эта работа потребовала от него огромного напряжения и заставила пережить немало горьких минут. В архивах Минного класса сохранился документ следующего содержания: «Выдать преподавателю Попову под отчет триста рублей на расходы для опытов беспроводной связи между судами эскадры». В реальности на создание только одной радиоустановки требовалось около пяти тысяч рублей. Но царское морское ведомство, нуждаясь в современной связи, тем не менее не слишком щедро финансировало исследования. Маркони работал в куда более благоприятных условиях.

Царское морское ведомство, нуждаясь в современной связи, тем не менее не слишком щедро финансировало исследования. Итальянец Маркони работал в куда более благоприятных условиях

Только благодаря поддержке адмирала Степана Макарова и председателя Морского технического комитета вице-адмирала Ивана Дикова удалось добиться от правительства достойного обеспечения важнейших для русского флота изысканий в области связи. Немало способствовало признанию изобретения Попова на родине и то обстоятельство, что при помощи его прибора не раз успешно проводились работы по спасению судов и экипажей. Впервые это случилось в 1899 году, когда в результате навигационной ошибки сел на мель у острова Гогланд броненосец «Генерал-адмирал Апраксин». В том же году благодаря радиосвязи ледокол «Ермак» сумел оказать помощь группе рыбаков, унесенных на льдине в открытое море.

Медаль как аргумент

История утверждает, что Попов и Маркони были знакомы. При этом нет свидетельств того, что они как-то пытались выяснить между собой, кто же действительно является изобретателем радио. Однозначного ответа на этот вопрос нет. Тщательно проверенные даты проведения публичных опытов и научных публикаций показывали, что Попов и Маркони сделали свои открытия с очень небольшой разницей во времени.

Советские эксперты А.Т. Григорьян и А.Н. Вяльцев призывали решить спор миром. Они писали: «Нет серьезных оснований считать, что Маркони просто скопировал схему Попова. По-видимому, он пришел к ней самостоятельно. И это заставляет считать изобретателями радио в равной мере и Попова, и Маркони. В памяти людей их имена всегда должны стоять рядом».

Но были и другие точки зрения. Маркони обращался с просьбой выдать патент на свое изобретение в России и в Германии. Ему было отказано. Более того, патентные бюро недвусмысленно намекали, что никакого изобретения Маркони не сделал, а только использовал и усовершенствовал идеи своих предшественников.

Точкой в этом вопросе можно было бы считать мнение специальной экспертной комиссии, созданной американцами. Во время Первой мировой войны Маркони предъявил американским промышленникам многомиллионный иск за использование его изобретений. И тогда американцы «засучили рукава». Результаты экспертизы были изложены на 346 страницах. Судебное разбирательство длилось 19 лет. Маркони лично присутствовал почти на всех заседаниях и отчаянно отстаивал свои интересы. Но его претензии были отклонены. Решение суда гласило: «Маркони не был первым, кто открыл, что электрические связи могут осуществляться без проводов. Его прибор не мог быть практически использован, пока Попов, русский, не изобрел специального устройства, которое...»

В заключительной части технической экспертизы было сказано: «В 1900 году на четвертом Всемирном электротехническом конгрессе в Париже, который проводился в рамках Всемирной выставки, Попов за работы в области беспроволочной телеграфии был награжден золотой медалью. Следовательно, первенство в изобретении радио принадлежит ему».

Лариса Кабанова

 


Для того, чтобы оценить статью или добавить комментарий, пожалуйста, введите свои логин и пароль или зарегистрируйтесь.


Наверх  Оглавление раздела    Предыдущая статья  Следующая статья